Среднестатистическая казанская семья со скромными доходами - для них все происходящее кажется чудом. И то, что сын будет наконец здоровым, и то, что его сердце находится в руках знаменитого хирурга, и то, что операция обошлась им бесплатно.

В два года у Сережи обнаружили осложненную разновидность порока сердца, и с тех пор он жил под сплошными запретами - от физкультуры его освободили, бегать нельзя, в баскетбол играть нельзя... Остановка сердца могла произойти в любой момент. И это при том, что Сережа, мальчик очень общительный и подвижный, больше всего на свете любит спорт, особенно футбол.

- Да разве за ним уследишь? - говорит мама Сережи Ольга Анатольевна. - Скажет, бывало: "Мам, я во дворе посижу", а сам убежит с мальчишками играть. Или на физкультуру тихонько проберется... Страшно было за него, и в таком страхе мы жили больше 10 лет.

Ждать операции пришлось долго, чтобы выросли сосуды и сформировалась сердечная мышца. Как только врачи дали добро, мальчика не пришлось уговаривать - он сам давно просился на операцию: "Надоело быть не как все. Хочу заниматься спортом!" А ведь Сереже часто было плохо, даже когда он сидел спокойно, не двигаясь.

- Конечно, о серьезных занятиях спортом речь не идет, скорее, об оздоровительной физкультуре, - говорит лечащий врач мальчика главный детский кардиоревматолог Казани Елена Игнашина. - Но бегать, прыгать, посещать физкультуру он сможет без ограничений, как его ровесники.

Глава семьи Иван Григорьевич старается держаться спокойно:

- У нас как будто камень упал с души... Представляете, что такое жить, зная, что сын тяжело болен? Я верю, у Сергея все будет хорошо. Ведь ему только здоровья недоставало, а так он у нас очень хороший, послушный...

- ...и решительный! - добавляет мама. - Мы это поняли по тому, как он вел себя перед операцией... Ни капризов, ни слез. Настоящий мужчина в семье растет!

Тем временем из операционной выходит лидер казанских кардиохирургов Роин Джорджикия, с ног до головы "упакованный" в операционное одеяние - маску, халат и бахилы.

- Прогноз у мальчика хороший, - успокаивает он. - Момент для операции подобран благоприятный, болезнь не запущена, возраст подходящий.

А вот это уже не для родителей: "Порок сердца чреват развитием сердечной недостаточности и ранней смертью. Но после такой операции в 97% случаев гарантируется обычная продолжительность жизни", - говорит Роин Кондратьевич.

Операция вот-вот завершится. Лео Бокерия уже отошел от стола, доверив остальную работу коллегам - это значит, что самая сложная часть операции позади. Теперь у Сережкиного сердца заменен клапан и расширена аорта - кровоток улучшится и сердце с сосудами начнут работать в нормальном режиме. Уже через 10 дней Сергея выпишут из больницы, и дальше он будет находиться дома с мамой - она инвалид 1-й группы и не работает.

- Сумею ли я уследить за ним? - беспокоится мама. - Он у нас такой шустрый. А после операции будет еще шустрее. Лео Антонович говорил, что он будет как все ребята.

Кстати, Бокерия футбол тоже очень даже уважает, во всяком случае, его коллеги отзываются о нем уважительно не только как о гениальном хирурге, но и классном футболисте. А что, не сыграют ли как-нибудь в скором времени доктор и его пациент?

Светлана ГОРДЕЕВА.