На вопрос о том, доверяет ли он властям, Владимир Познер ответил:

- Я как журналист обязан не доверять власти. В этом часть моей профессии. Власть в свою очередь обязана относиться с подозрением к журналисту. Это неизбежно. Что является нормальными отношениями этих двух разных единиц.

Что касается критики, того, что "не так", проблем, освещаемых СМИ, то так и должно быть. О позитиве в жизни нам сообщат все, в том числе и власть. Естественно, хорошее скрывать не будут. Я положительно отношусь к критике. Но только к той, которая помогает понять, что происходит в жизни и какие существуют реальные проблемы.

Я ратую за то, чтобы было общественное телевидение, которое не зависело бы от рекламы и государства. Или же которое получало бы гарантированную сумму из госбюджета. Мне не нравится уклон в сторону все большей развлекательности.

Журналист не имеет выбора что показывать - он должен показать все что только может. Другое дело, если власть не хочет, чтобы он что-то показал. Она может ему помешать - не запретить показ, но затруднить возможность показа физически. Но зритель должен увидеть, что мы ему предоставим. Только без нашего толкования.

- Я недостаточно хорошо знаю положение в республике, - говорит Владимир Познер. - Поэтому судить о свободе слова здесь не могу. Но мне кажется, что положение не сильно отличается от ситуации во всей остальной России. Конечно, на местах есть губернаторы, которые вмешиваются больше, другие - меньше. Есть те, кто понимает необходимость независимых средств массовой информации. Кто-то этого не понимает, считая СМИ угрозой для себя.

В Татарстане очень сильный президент, который, с одной стороны, может многое позволить, а может и не позволять. А вот придет другой президент, слабее, - потому что не каждый день такие, как у вас, встречаются - что будет при этом, вопрос.

Я знаком с Минтимером Шаймиевым. Не могу сказать, насколько воплотились в жизнь те идеи, которые он излагал мне при нашей встрече, - я этого не знаю. У меня ощущение, что в Татарстане имеется некоторый националистический душок. Но меньше, чем несколько лет назад. В общем плане ситуация со свободой слова в республике намного лучше, чем во многих регионах Российской Федерации. Полагаю, это заслуга президента Шаймиева.

- Я считаю, что региональные СМИ нужны - и не только газеты, - сказал Владимир Владимирович. - В принципе люди должны больше доверять своим региональным изданиям. Просто потому, что там рассказывают о твоей жизни. И делают это люди, которых ты знаешь, с которыми ты в общем-то знаком, и делают это авторитетно. У них совершенно иное отношение к читателю, чем у общенациональных средств массовой информации. И при нормальном развитии именно местные СМИ имеют особую и отличную от общенациональных роль.

Другое дело, когда они пытаются копировать общенациональные. Это ни к чему. Региональные СМИ лучше знают, что творится в республике. В этом их привлекательность для читателя.

- Я не знаю, что произошло с интеллектом на телевидении. Наверное, он просто не востребован. Если на одном канале будет демонстрироваться фильм Феллини, а другой покажет какой-нибудь блокбастер, у последнего рейтинг будет выше. Блокбастер "уничтожит" Феллини, не оставив от того ничего. Коммерческие каналы давно поняли, чего хочет народ.

Много лет назад был замечательный композитор Арно Бабаджанян, писал камерную музыку. Потом стал писать шлягеры. И когда ему сказали: "Как не стыдно писать такую пошлость?", Арно ответил: "Чем пошлее, тем башлее". И какой смысл пенять на коммерческое телевидение, если то, что они делают, востребовано зрителем? Если будут востребованы высокоинтеллектуальные программы, будут показывать их. Поэтому в большинстве стран есть общественное телевидение - интеллектуальное, заставляющее думать, сопереживать. У нас этого нет.

Если же говорить о взаимоотношениях СМИ с властью, то тут есть разница между тем, чтобы перед властью пресмыкаться и просто говорить приемлемую правду.

На вопрос о том, являются ли СМИ четвертой властью, Владимир Познер ответил:

- Этот термин появился в результате Великой французской буржуазной революции 1789 года. В чем власть? Она не в решении вопросов, а во влиянии на общественное мнение. СМИ не решают проблемы. Они открывают окна и двери, позволяя людям увидеть, влияя таким образом на общественное мнение. В этом смысле средства массовой информации являются четвертой властью. Это властелины дум.

Зуфар ДАВЛЕТШИН.