Все браки заключаются на небесах, но регистрируются в загсе. «Хорошая фраза, надо где-нибудь использовать», - подумал Игорь, пытаясь в очередной раз перед зеркалом завязать непослушный галстук. Сегодня он женился и как раз собирался в загс. Для торжественности момента недоставало волнения. Вот только галстук почему-то не давался.

- Ну долго ты будешь еще возиться, машина уже подошла, - это Валерка, свидетель. Вот уж кто с утра передергался - то не так, это неправильно - как будто ему предстояло сегодня подписать приговор холостяцкой жизни.

Игорь выглянул в окно. Возле машины, украшенной лентами и цветами, стояли два друга в парадно-выходной форме одежды. Они меланхолично потягивали пивко («не надо было меня вчера отпивать») и поглядывали в окна на третьем этаже. Жених махнул им рукой - поднимайтесь.

Когда приятели вошли в квартиру, Валерка занервничал еще больше. «Что ты придумал, ехать надо, нам еще невесту выкупать», - зашипел он на Игоря. «Ладно ты, сейчас махнем по биш грамм на дорожку и поедем. Надо же ребятишкам мозги после вчерашнего поправить, а то на выкупе уснут», - улыбнулся Игорь и налил всем по рюмочке коньяка. Стало теплее, улыбчивее.

- Ну пошли, пошли, - заторопил Валерка. «Юноши во фраках» спустились к машине. «Закурим по последней в холостяцкой жизни», - затянулся Игорь. «По крайней», - поправил суеверный Валерка.

- Вы можете курить тут хоть до ночи, - откуда-то из-под машины вынырнул водитель. - Какая-то сволочь колесо проткнула, запаску буду ставить.

Бросились было помогать, но водила отказал в участии - не надо, дескать, запачкаетесь. «Я говорил - быстрее надо, я говорил», - занервничал Валерка. Обстановка накалялась. На выкуп невесты жених со свитой явно запаздывали. Курили уже не «по крайней», по третьей, когда водитель вытер руки тряпкой: «Поехали!»

...Невеста в слезах, растерянная девичья половина свадьбы стояли у подъезда, когда жених сотоварищи вышел из машины. «Ты дурак, ты что, ты забыл?» - закричала Валентина и швырнула в Игоря букет. «Машина сломалась», - что еще он мог ответить.

Потихоньку угомонились, расселись по авто, поехали. Получалось так, что успевали, но уже к самой регистрации. Как угорелые пронеслись по ступенькам загса к залу регистрации - фу, успели. Пасмурное небо начало понемногу рассеиваться, проглянуло солнышко. «Сейчас, сейчас», - промурлыкал на оперный мотив Игорь и приготовился к самому торжественному в жизни моменту.

- Граждане, только без паники. Просьба немедленно покинуть здание, - в холле появились какие-то пожарники, милиционеры и стали настойчиво препровождать свадебные «бригады» к выходу.

- Что случилось? Что происходит? - заволновался народ.

- Ничего страшного, пожалуйста, без паники, все на выход, на выход.

Недоумения добавила собака, которую быстро провел на поводке в зал регистрации человек в форме.

На улице всех попросили («на всякий случай») отойти от загса. Только потом подошел офицер милиции и объяснил: «Поступил сигнал, что в здании заложено взрывное устройство. Понимаю, может, это чья-то глупая шутка, но нам положено проверить».

Ничего себе шуточки: пришлось ждать часа полтора. «Знали бы, что так будет, невесту бы выкупить успели», - мрачно пошутил Валерка.

Слава богу, дальше все прошло без запинки. Почти без запинки. Только когда Валентина попыталась надеть кольцо на палец суженому, оно почему-то застряло на второй фаланге. «Оставь», - шепнул Игорь. Чтобы не нарушать церемонии, он спрятал руки за спину и стал с усилием натягивать кольцо на палец, сохраняя соответствующее моменту торжественное выражение лица. За спиной послышалось хрюканье - это самые смешливые пытались сдержать рвущиеся наружу хихиксы.

Все хорошо, что хорошо кончается. Свадьба завершилась отлично, медовый месяц - хорошо, первый год совместной жизни - удовлетворительно. Потом облетел пушок романтизма - бытовуха брала свое (и брала не стесняясь). До детей как-то руки не доходили (или что там еще), все мечты и чаяния о высоком остановились на уровне обустройства. Квартирка какая-никакая, слава деду, была, но в ней вечно чего-то не хватало: дивана, стиральной машины, посуды... Все свободное от телевизора время уходило на зарабатывание денег.

- Хватит, пожили в шалаше, надо обустраиваться. А то люди придут - что скажут? - это Валентина. Она в последнее время погрузнела (и не только внешне), стала больше обращать внимания на себя. Впрочем, не только на себя: в Игоре вдруг обнаружилась масса мелких недостатков, которые полностью исключили дефицит тем вечерних разговоров.

Ребятишки незаметно отхлынули от Игоря. Понятно, им - холостякам... Гости случались больше по родственности, по праздникам. Прежние «именины души» стали для Игоря ностальгическим воспоминанием. Правда, из «прежних» постоянно забегала Маринка - общая подружка, еще на свадьбе свидетельницей была. Только Игорю эти кухонные посиделки не нравились: уж больно язвительная была девушка, так и норовила хозяина языком ущипнуть.

Потом случилась беда. Плановая, как сказал знакомый медик Константин. Пристала Игорю необходимость лечь на лечение язвы. Надо так надо, собрался. А Валентине как раз отломилась путевка в дом отдыха на юг. То есть вот так все сразу: сегодня мужа в больницу кладут, а завтра ехать.

- Ты болей, а я поеду. Не пропадать же путевке, - заявила она, собирая мужу умывальные принадлежности. И уехала. И в тот же день Константин обсказал приятелю свои сомнения: «Знаешь, старик, тебя, видимо, придется резать. Дождемся результатов анализов, но похоже».

Предчувствия его не обманули. Внутри Игоря обнаружили какие-то сужения, дальше - каталка, анестезия, минус две трети желудка. Все бы ничего, но начались нагноения. Рану чистили, опять чистили...

- Кто я теперь - урод, инвалид, мужчина с ограниченными возможностями? - затосковал Игорь. Отдельную боль ему доставляло одиночество в палате на четверых. Ко всем приходили, «а моя...»

Однажды после тихого часа (а что еще днем делать?) он обнаружил на тумбочке пакет с продуктами. «Откуда это, я ведь ребятишкам ничего про больницу не говорил?»

- Ваша жена приходила. Не хотела вас будить, сказала - вечером зайдет, - сказала медсестра.

«Сейчас, сейчас», - замурлыкал Игорь. Стало хорошей и хотелось дождаться вечернего допуска посетителей.

Вечером к нему пришла Марина. Она была непривычно серьезна и даже взволнованна.

- Ты?.. Что с Валей? - первое, что пришло в голову Игорю.

- Ничего. По телефону звонила, романами хвастается.

- Зачем ты так?

- Зачем, зачем... А затем, что она мне всю жизнь перечеркнула! Это же я тебя подглядела в университете. Рассказала лучшей подруге, расписала, а сама все подойти боялась. А она не постеснялась. Ничего случайного в вашей первой встрече не было - она тебя выслеживала. Не назло мне, нет. Просто ей моя характеристика на тебя понравилась. Господи, как мне хватило сил перенести все это! Машина на свадьбе, пожарники в загсе - это я. Как будто хотела тебе сказать - не делай этого, не пару себе берешь...

- А кольцо - тоже ты?

- Нет, это Боженька. Но ты не услышал.

Потом Марина приходила еще не раз. Игорю было хорошо, он перестал хандрить, выздоравливал ускоренными темпами. Сколько было переговорено, сколько они навспоминали и нафантазировали с Мариной...

Ничего, ничего... «Ничего, ничего, ничего», - мысленно напевал Игорь, не слушая традиционного жужжания жены. Он теперь привык жить в себе. А Марина уехала в тот день, когда Валентина вернулась с юга. Куда - никто не знает.

Сергей АЛЕКСАНДРОВ.