Шесть утра первого дня новых цен. Трамвай №7. Кондуктор берет пять рублей и отрывает билет. Еду с автовокзала обратно на другом трамвае - уже семь рублей, правда, полы вымыты, в салоне чисто.

- Почему семь? - спрашиваю у кондуктора. - Только что ваша коллега взяла с меня пять. Из-за уборки дороже?няли, мы от этого повышения ничего не получим, только упреки от пассажиров придется выслушивать, как будто в чем-то виноваты.

- Нет, это мы убрались сами и водой побрызгали, чтобы пыли в салоне не было. А коллега, значит, еще не знает про повышение или забыла. Теперь ей придется доплатить из своего кармана. А у нас-то ведь зарплату не под

Пересаживаюсь в маршрутный «пазик». Удивительная картина - новые синие занавесочки с рюшками - совсем как дома, автобус блестит. Вот только у места кондуктора висит объявление с бо-ольшими цифрами - «Проезд 10 рублей». Эх, ну что ж, достанем из кармана две монеты по пять рублей, а красивые рюшки - в утешение...

Пока что картина такая - в муниципальном транспорте с ценой строго - семь рублей. На «пазиках», которые проскакивали мимо меня на остановке, красуются большие десятки, лишь один раз мелькнула цена семь рублей. Без изменения в «Газелях» - у них, как и было, прежние десять рублей.

Поездим, увидим, откатится ли назад максимальная цена первых дней повышения на коммерческих автобусах.

Но хочется надеяться на осторожное предположение председателя комитета по транспорту и связи Казани Шамиля Гильманова о том, что хотя предельная граница цены определена в десять рублей, у частных перевозчиков она стабилизируется на восьми...

Ездил на общественном транспорте


Владимир ДЫННИК.