Валерка сидел на скамейке возле крыльца своего дома и курил дешевую сигарету. Из-за поворота показался рейсовый автобус, поднял пыль с дороги и остановился возле единственного на всю деревню магазина. Из открывшихся со скрипом дверей выскочила Вика. Синяя спортивная сумка, джинсы с заниженной талией, розовая футболка... Валерка улыбнулся. Он ждал Вику, знал, что сегодня она приедет - ее бабушка поделилась радостной новостью. Девушка каждое лето приезжала в деревню на каникулы. Местные пацаны ее уважали. Она с удовольствием гоняла с ними на мотоцикле, ездила на рыбалку да и в деревенском клубе учила их модным танцам.

- Вика, привет! - помахал ей Валерка. - Поедем сегодня на ключ? У меня мотоцикл новый!

- Обязательно! Вечером заезжай!

Валерка был самым рослым и крепким в деревне парнем. В Вику был влюблен, но вида не подавал. Понимал - не по зубам ему эта казанская девчонка. Она позволяла слегка ухаживать за собой - не более.

Вечером он опозорился перед ней. Когда все собрались, и девушка готова была сесть именно на его мотоцикл, техника подвела: новый «Иж» никак не хотел заводиться. Парень взмок, упрямо пиная заводной рычаг, а потом - пытаясь запустить двигатель с толкача. Компания уехала без него.

- Сегодня не твой день! - довольно улыбнулся вечный его соперник по мотоциклетным гонкам, да и по жизни тоже, сосед Колька. Вика села на его мотоцикл сзади, и они рванули с места.

- Я заведу и догоню! - крикнул им вслед Валерка. Но не завел.

Уже вечером, прямо перед воротами своего дома пытаясь починить мотоцикл, он услышал чей-то крик: «Вика с Колькой разбились!» Сердце почувствовало вакуум и опустилось куда-то вниз. Потом подъехали ребята и рассказали, что Колька на повороте не успел затормозить и они улетели в кювет. Угодили как раз на старый ржавый культиватор, брошенный в поле года два назад. Колька отделался синяками, а Вику отвезли в больницу. Что с ней - никто не знал. Но девушка была без сознания.

...Альберт учился в мединституте и проходил практику в деревенской больнице. В тот вечер он дежурил и был единственным, кто чем-то мог помочь раненой девушке. Главврач Ильдар Ринатович уехал на рыбалку с ночевой - законный выходной, имел право. Помощи ждать было неоткуда. Альберт быстро наложил жгут, понимая - это вряд ли поможет: девушка потеряла слишком много крови. Что-то надо было срочно предпринять. Самое сложное, что приходилось Альберту делать, это вырезать чирий. Но тут такая открытая рваная рана! «Я же не смогу сделать эту операцию!» - с ужасом думал парень. «А кровь? Где брать ее? Она же не выживет без переливания!»

Он еще раз замерил пульс. Биение сердца еле прощупывалось, удары были редкими. Казалось, еще чуть-чуть и сердце откажется выполнять свою роль - ему просто качать станет нечего.

В приемном покое собрались жители деревни. Кто-то охал, тяжело вздыхая, кого-то успокаивали...

- Родителям надо в город сообщить!

- Да куда сообщать-то? Телефон знает только ее бабка, а ее саму сейчас соседи валерьянкой отпаивают. Как сообщили про Вику, она дар речи потеряла.

- Эх, от такого удара и помереть можно...

- Вика бы только выжила...

Альберт никак не мог принять решение. Везти девушку в райцентр - вариант. Но даже он, практикант, понимал, что дорога убьет Вику. Хотя ему потом вряд ли кто выскажет претензии.

И тут его осенило: надо позвонить Ильдару Ринатовичу! У него же есть сотовый! И он наверняка даст дельный совет. А может, и сам успеет приехать.

Врач был пьян: рыбалка, судя по всему, удалась. Но после услышанного вмиг протрезвел.

- Немедленно начинай прямое переливание крови! - рявкнул он.

- Но мы же не знаем ее группу!

- Какая группа, твою мать?! Если ты немедленно не вольешь ей кровь, она умрет! Вливай любую! О шансах не думай. Если ей кто и даст шанс, так это один Аллах.

Альберт сначала решил сам выступить донором. Но вовремя остановился - он худенький, потом, во время операции может запросто потерять сознание. Вышел в приемный покой. Осмотрел деревенских жителей. Выбрал самого высокого и здорового. Подошел к нему:

- Как звать?

- Валера.

- Чем болел?

- Ангиной. В пятом классе.

- Вот что, Валера, пойдешь со мной.

Валерка, когда уже лежал на кушетке, попросил:

- Ты это... Того... Побольше возьми у меня крови... чтоб она жила.

После того как переливание было закончено, Альберт вновь позвонил Ильдару Ринатовичу. Тот внимательно выслушал и сказал:

- А теперь, студент, молись. И срочно начинай делать операцию. Все когда-то бывает в первый раз. Если не умрет в ближайшие полчаса, мы с тобой еще на ее свадьбе погуляем.

Перед операцией Альберт позвонил еще раз. Ассистентом у него был Валерка, который наотрез отказался лежать после переливания. Альберт так и оперировал: Валерка то держал у его уха телефонную трубку, то подавал всякие зажимы и тампоны.

Из операционной они оба вышли бледными - один от волнения и невероятного напряжения, другой - от большой потери крови. Сердце девушки продолжало биться.

Альберт оставил Валерку на ночь в больнице. В другой бы ситуации тот и слушать об этом не захотел. Но тут случай был особый. Всю ночь Валерка не сомкнул глаз, сидя у Викиной постели. Был он не шибко верующим, но то и дело нашептывал губами: «Боже, сделай так, чтобы она выжила...» Под утро он исчез на полчаса. Потом появился в палате с огромным букетом полевых ромашек.

Когда Вика пришла в сознание и увидела Валерку, она почему-то спросила:

- Ты мотоцикл отремонтировал?

У Вики, как выяснилось позже, оказалась первая группа крови с отрицательным резус-фактором. Самая редкая. У Валерки - тоже. Жители деревни, напуганные этим случаем, не сразу, но где-то в течение месяца все сдали кровь для определения ее группы. На всякий случай - мало ли что. Ни у одного, кроме Валерки, первой группы больше не оказалось...

Константин АЛЕХИН.