Мнения о нем расходились и расходятся в совершенно полярных отношениях. Журнал «Русская старина» в публикациях 1901 года о Великопольском называл его человеком железной воли, изумительной энергии и безупречной честности. Он кипел жизнью, и это отражалось на его «противоречивой натуре, воплотившей в себе и достоинства, и пороки того времени». Это мнение уже наших современников - Ирины Завьяловой и Елены Скворцовой, посвятивших образу Ивана Ермолаевича Великопольского свою работу «Возвращение портрета», опубликованную в журнале «Казань» в 2000 году. Другой наш современник, Г.Ф.Парчевский, считает, что образ Ивана Ермолаевича «производит отталкивающее впечатление», а один из знакомцев самого Великопольского, вспоминая о нем, утверждал, что он - «человек с добрым и доверчивым сердцем». Только ему очень не везло.

Так или иначе, одно можно утверждать без колебаний: Иван Ермолаевич Великопольский был поэтом...

Любовь есть жизни сладострастье,

Младаго сердца красота,

И наслаждение и счастье.

Но для меня - любовь мечта...

Это из X номера журнала «Благонамеренный» за 1819 год. В этом номере были опубликованы его стихотворение «Восторг», элегия и басня «Розы и Рожа» с весьма язвительной моралью.

В 1814 году Великопольский вышел из университета с чином 14-го класса и поступил в лейб-гвардии Семеновский полк, расквартированный в Санкт-Петербурге. Служба его не отягощала, посему продолжал Иван Ермолаевич писать стихи и поигрывать в карты, что становилось сильнейшей его страстью. На почве карт и стихосочинительства и сошлись Великопольский с Пушкиным. «Впору позавидовать этому человеку, - писал об Иване Ермолаевиче московский журналист В.Д.Соколов, выпустивший двухтомник о знакомцах Александра Сергеевича, - и о стихах с Пушкиным беседовал, и в штос с ним играл, и даже пикировался на эпиграмматическом языке».

В 1828 году Иван Ермолаевич издал в Москве великолепно оформленную (ее и сегодня приятно взять в руки) и очень талантливо написанную «сатиру на игроков» «К Эрасту» - книжечку в 24 страницы с «Посвящением»:

Вам, чада бледныя погибельной игры,

Разсудком, совестью, законом возпрещенной!

Вам, вам сей глас души, развратом раздраженной!

Я ваши наблюдал все козни и пиры,

И гордую в душе к вам ненависть питаю!

Нетрепетной рукой завесу поднимаю

С обуянных всегда корыстию сердец.

Не лавровый соплесть хочу себе венец;

Не славы я ищу, но быть хочу полезным.

Да всюду ваш вертеп соделаю известным!

Выйдя в отставку в 1827 году в чине майора, Иван Ермолаевич большей частью проживал в Москве, однако связей с Казанью никогда не прерывал. Самый известный портрет Великопольского работы Л.Д.Крюкова был написан в Казани в начале 30-х годов XIX столетия. Иван Ермолаевич в Казань приезжал часто: здесь жили его родственники Болховские, а сестра его по матери была замужем за Николаем Ивановичем Лобачевским.

Не прерывал Великопольский и писания стихов, хотя публиковался из года в год все меньше.

В 1859 году в Петербурге вышел первый (из нескольких задуманных) выпуск стихов под названием «Раскрытый Портфёль, выдержки из «сшитых тетрадей» автора, не желающего объявлять своего имени». Следующий выпуск не состоялся: Иван Ермолаевич увлекся идеей изобретения усовершенствованного способа обработки льна, запутался, хотя идея была неплоха, и в конечном итоге разорился, едва не подведя под монастырь и семью Лобачевских. Ладно хоть удалось сохранить родовое имение Чукавино в Старицком уезде Тверской губернии, где последнее время жил и где умер 8 февраля 1868 года русский поэт Иван Ермолаевич Великопольский.

Леонид ДЕВЯТЫХ.