В неполном автобусе - в нашем понимании пустом, где сидячие места заняты и с десяток человек стоят, ехали стоя двое садоводов: полноватая, не старая еще женщина в косынке и плаще и мужчина в кепке и куртке. Допотопный «Икарус» шел на удивление резво, обходя рытвины и ухабы и обдавая встречный транспорт едким черным дымом.

- Закрой окно, - сказала женщина.

Мужчина в кепке потянулся, попробовал сдвинуть стекло форточки - не вышло.

- Не закрываются, - произнес дед в телогрейке, сидевший у окна.

- Что? - не расслышал мужчина.

- Окна, говорю, не закрываются, - сказал дед громче. - Специально сделано.

- И этого-то ты не можешь, - буркнула садоводша, мрачно глянув на мужа.

- Вон, видишь, погнуто, - попытался оправдаться мужчина, указывая на алюминиевую раму. Но женщина только хмыкнула, даже не взглянув.

Автобус проехал несколько остановок, и хотя никто не вошел, водитель напомнил, что билеты надо приобретать у него, водителя, а выход из автобуса будет осуществляться только через переднюю дверь.

- Иди купи билеты, - в приказном тоне сказала женщина. - Кошелек там, в сумке.

Мужчина наклонился, нашарил в сумке кошелек и, вынимая, уронил его на круг, соединявший салоны «Икаруса». Кошелек глухо звякнул и раскрылся.

- Растяпа, - промолвила женщина и подняла кошелек. И тут садовод услышал зловещее: - Где ключи?

- Какие ключи?

- Ключи, - ядовито прошипела женщина, показывая мужу раскрытый кошелек. - Я их сюда клала.

- Не знаю.

- Я их сюда клала, а их нет.

- Да какие ключи?

- От дома ключи, - медленно и четко выговаривая слова, произнесла женщина. - Мои ключи от дома. Свои ведь ты давно посеял, а сделать вторые тебя не допросишься. Как теперь домой попадем?

- Да не было тут никаких ключей.

- Я их сюда клала, - испепеляя мужчину взглядом, сказала женщина. - А теперь их нет.

- Пошарь у себя в карманах, - пробовал отбиться садовод.

- Я их в карман не клала, я их сюда клала, - потрясла она открытым кошельком прямо под носом мужа. Он виновато промолчал, и тут они оба посмотрели на круг.

- Они туда свалились, - прошептала женщина озаренно. - Когда ты уронил кошелек, они выпали и свалились туда, под круг.

- Да не было там никаких ключей! - воскликнул садовод, но женщина уже просунула руку в щель между кругом и полом.

Автобус качнуло, щель сомкнулась, и женщина, вскрикнув, отдернула руку. На них смотрели.

- Ты, конечно, стоишь и только наблюдаешь, - сощурила она глаза. (На руке обозначился рубец - будет синяк.) - Потерял ключи - и смотришь. Ну смотри, смотри.

Она нагнулась и вперила взгляд в щель.

- Там что-то есть. Да, они там. Все, надо остановить автобус.

Она снизу посмотрела на него.

- Иди и скажи шоферу, чтоб остановил автобус.

Он пошел, неловко обходя стоявших пассажиров, дошел до кабины водителя.

- Остановите, пожалуйста.

- А чо? - не поворачивая головы, спросил водитель.

- Ключи упали под круг.

- Будет остановка - остановлю.

Мужчина поплелся обратно, запнулся о чью-то корзину, злость начинала закипать в нем.

- Ну? - спросила жена.

- Сейчас остановит.

- Когда остановит, ключи уже на дороге валяться будут.

- Ладно, помолчи.

Он отвел взгляд от жены. А ведь когда-то мог часами смотреть на нее, просто смотреть, перебирая ее тонкие нежные пальчики...

- Сколько раз говорила тебе: сделай ключи, сделай. Все как об стенку горох. А парник - что, трудно починить? Ведь стыдно от людей, рохля ты эдакая.

- Я тебе дам рохля, - вдруг жестко сказал садовод. - Я тебе так дам, зараза, - своих не узнаешь. И пошла бы ты со своим садом...

Автобус остановился, тяжело охнул и выпустил клуб дыма.

- Погодите немного, - крикнула водителю женщина и вышла из автобуса. Вышел и муж, и они стали всматриваться в щели рваной гармошки резины, соединявшей салоны автобуса.

- Чего потеряли? - спросил парень, вышедший из автобуса вслед за ними. - Бомбу ищете?

Женщина, зыркнув на него, отвернулась, мужчина ответил коротко:

- Ключи.

Они стали смотреть втроем. Автобус нетерпеливо засигналил.

- Ну, скоро вы там? - спросили из салона.

- Скоро, скоро, - ответила женщина, продолжая всматриваться в рваную резину.

- Да нет там ничего, - сказал садовод. - Поехали.

Автобус засигналил снова. Женщина зло посмотрела на кабину водителя, на мужа и вошла с ним в автобус. Двери с шумом закрылись.

- Не нашли? - участливо спросил рядышный дед в телогрейке. Мужчина промолчал, женщина тоже; видно было, что все в ней клокочет и бурлит.

- Паразит! - наконец взорвалась она. - Как мы теперь домой попадем, скотина?!

- Да дай ты ей в ухо! - посоветовал кто-то с задней площадки.

- Слушай, - тихо сказал он. - Помолчи, а? Люди смотрят.

Женщина огляделась: несколько любопытных лиц смотрели в их сторону, но, встретившись с ней взглядом, отвернулись.

- Пусть смотрят, - зло сказала она.

Садовод в который раз порылся в сумке, похлопал себя по карманам.

- Слушай, посмотри у себя в карманах.

- Да чего я буду смотреть, если я их туда не клала?

- Посмотрите, что вам, трудно? - сказал вдруг дед.

- Да посмотрите, - попросила женщина, что была в двух шагах от них. - А вдруг?

- Да не клала я их туда, - с отчаянием в голосе сказала садоводша и резко вывернула оба кармана плаща наружу. Связка ключей упала, бряцнув о металлический ободок круга.

- М-м-ух, - рыкнул на нее муж. - Ну, что?

- Да не клала я, - стараясь скрыть виноватые нотки в голосе, сказала женщина, наклонилась и подобрала ключи. Сзади засмеялись, и стало тихо. В салоне повисло облачко неловкости, досады и какой-то неизбывной безысходности, которое, впрочем, скоро растаяло на сквозняке незакрывающихся окон...

Леонид ДЕВЯТЫХ.