Поначалу мне подумалось, что это рыбак. Но удочки у него не было. Правая рука вытянута вперед, а левой он что-то кидал в воду. На мужике куча всякого барахла - нелепая ушанка, допотопные незашнурованные кроссовки, рваные штаны, обшарпанная шуба на несколько размеров больше; лицо все в кровоподтеках, вековая борода, под глазами мешки, руки исцарапанные, ногти длинные, грязные. Ясно: передо мной бомж.

- Что делаешь? - спрашиваю.

- Тихо ты, - шепчет он. - На охоте я!

Что и говорить, встретить здесь охотника я никак не ожидал. А он между тем продолжал разбрасывать кусочки хлеба. Тут замечаю в его левой руке леску.

- Кого ловишь? - вопрос мой остался без ответа.

Через некоторое время к хлебу стали подплывать... утки. В какой-то момент мужик рванул леску, одна из уток отчаянно забилась, пытаясь взлететь или отплыть подальше от рокового места. Довольный мужичонка быстро вытянул добычу. Утка была на редкость крупной.

- Попалась, родимая, - прошепелявил беззубым ртом охотник. Быстро запихнув трепыхавшуюся птицу в грязную котомку, он собрался уходить.

- Слушай, - говорю, - чем ты тут занимаешься?

- Ты милиция, что ли? Не видел? Охотился я, - ответил он и энергично затопал в сторону ближайшей рощи.

- Червонец, - кричу, - хочешь?

Шаги сразу прекратились:

- А?

- Часто ты так охотишься? Расскажи, червонец дам, - повторяю предложение.

- "Полтинник", и по рукам... Зови меня Палыч.

Пришлось согласиться.

Добрались до деревьев. Под одним из них Палыч моментально соорудил небольшой костер. Сначала скинул мокрые шубу, тряпье, которое он называл кофтой и рубашкой, две пары штанов и развесил их на ветвях сушиться, надев смену. Затем вытащил из сумки большой нож, стакан, бутылки с водой и водкой. Утку он разделал так ловко, будто всю жизнь проработал шеф-поваром дорогого ресторана. Ощипал, насадил на штырь и поставил жариться, предварительно посолив.

- Жаль, яблок нету. Была бы у меня утка с яблоками, - мечтательно произнес Палыч.

Гигантским глотком отхлебнув водочки, он крякнул и начал рассказывать.

Оказывается, на уток он охотится каждый день, только в разных местах. В основном на озере Кабан - там их больше. Сюда пришел потому, что здесь "братки" меньше достают. Борьба за территорию идет нешуточная. Летом и осенью ловит чаек. Но они редко попадаются - шустрые стали. Способ ловли нехитрый: на крючок насаживается хлебный кусочек; когда жертва заглатывает его, охотник вытаскивает добычу. Только крючки должны быть очень острыми - слабозаточенные не цепляют. Зимой и весной зарится на голубей, ворон и воробьев. Раньше частенько промышлял ондатрами на Булаке. Но в последнее время их там не стало. Когда везет, как сегодня, дичь к столу имеет. Ну а сколько этим делом занимается, уже и не помнит. Возраст свой - и тот забыл.

Палыч оказался не бог весть каким гурманом: утка явно недожарилась, а он уже спешил отправить в рот горячие и жирные куски мяса. Пища была обжигающей. Но, кажется, это только радовало моего знакомца. Впрочем, разделить трапезу он не предложил - после этой охоты угощать не принято.

- Жрать надо быстро, а то могут отобрать - наш брат на запах реагирует чутко.

Когда закончилась поллитровка, Палыча разморило. Утку он обглодал до косточек и спрятал их в сумку - на черный день.

Тут вдали и правда показались еще двое охотников. Значит, пора уходить.

Зуфар ДАВЛЕТШИН.