Казанскую обсерваторию Дмитрий Иванович принял почти в идеальном состоянии. В этом не было ничего удивительного: предыдущий ее директор, член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук профессор Мариан Альбертович Ковальский, был астрономом выдающимся, и все его чаяния сосредотачивались в его работе, которую он вел блестяще.

В 1884 году Ковальский умер, и на кафедру астрономии на должность директора Казанской обсерватории был приглашен из Петербурга доктор астрономии Дмитрий Иванович Дубяго.

Родился Дмитрий Дубяго в 1849 году в Могилевской губернии. Гимназию окончил с золотой медалью да и в Санкт-Петербургском университете ходил в лучших воспитанниках, имея за одну из своих студенческих работ золотую медаль.

По окончании университета был приглашен в 1875 году в Пулковскую обсерваторию ассистентом.

В 1877 году стал адъюнкт-астрономом, а с 1881 года начал читать лекции по астрономии в Санкт-Петербургском университете.

В 1884 году Дубяго принял предложение Императорского Казанского университета занять кафедру астрономии, и с этого момента вся его деятельность связана с нашим городом.

Он писал работы по теории астрономии и астрометрии, читал студентам лекции, совершенствовал на свои деньги университетскую обсерваторию, наблюдал солнечные затмения 1887 и 1892 годов, совмещая все это с большой административной деятельностью: секретарь, декан физико-математического факультета, ректор университета. И все это время его не покидала мысль создать новую загородную обсерваторию с самостоятельной научной деятельностью.

То, над чем бился с 1875 года Мариан Альбертович Ковальский, а затем и математик-астроном Платон Сергеевич Порецкий, осуществил Дмитрий Иванович: в 1899 году была заложена и в 1901 году вступила в строй новая обсерватория, расположенная, как писали газеты, «в очень удобной местности» в 20 километрах от Казани.

Обсерватория была названа Энгельгардтовской - в честь члена-корреспондента Санкт-Петербургской академии наук, выдающегося астронома и мецената, друга Дубяго Василия Петровича Энгельгардта, передавшего детищу Дмитрия Ивановича свою частную обсерваторию в Дрездене, лучшие астрономические инструменты, богатейшую библиотеку и около 200 тысяч рублей личного капитала. Как писали авторы коллективного сборника исторических очерков «Казань. Времен связующая нить», новая загородная обсерватория «стала одной из лучших в России, уступая лишь Пулковской».

Однако энергия Дмитрия Ивановича не ограничивалась только кругом научной и административной деятельности. Во время Первой мировой войны он был избран председателем университетского Красного Креста, а весной 1918-го стал директором Высших (физико-математических) женских курсов.

И все же любимым занятием профессора Дубяго были астрономические наблюдения в своей обсерватории по целому роду разработанных им научных программ. В обсерватории он провел и неспокойное лето 1918 года, когда она оказалась в эпицентре военных сражений за Казань. Ночью ученый наблюдал звезды, днем - аэропланы...

В октябре 1918-го он тяжело заболел. И 22 октября в 6 часов вечера «тихо скончался от воспаления легких», как писали газеты.

Его разрешили похоронить в специально устроенном склепе под часовней обсерватории - он так хотел, дабы «лежать под полуденной линией ее, охраняя меридиан обсерватории и свои заветы ей», гласил некролог...

Леонид ДЕВЯТЫХ.