Аттестация для бандита

«Мы не выездные лаборанты с кисточками, монокулярами и лупами, а следователи-прокуроры, процессуалисты, - говорит Владимир Карузин, - наше дело - правильно организовать работу по раскрытию конкретного преступления». Это «правильно» звучит зловеще для тех, чьими делами заинтересовался отдел. С недавних пор преступные группировки Татарстана - в их числе. Дела о преступлениях, на первый взгляд разрозненных, логично встраиваются в дела о бандах. А здесь и круг обвиняемых шире, и сроки наказания недетские.

«29-й комплекс», «Тагирьяновские», «Жилка», нижнекамские «Татары» уже на себе испытали, что такое работа УБОП и УУР, «правильно» организованная прокурорами-криминалистами. За бандами Казани, Набережных Челнов и Нижнекамска подошла очередь чистопольского и зеленодольского криминалитета.

«Чтобы квалифицировать дела по 209-й и 210-й статьям, - говорит собеседник, - анализируем  дела по нераскрытым преступлениям. Не только по убийствам и разбоям, но и по кражам, хулиганствам. Изучаем архивные отказные материалы: кто засветился в аналогичных эпизодах, каких доказательств тогда не хватило следствию. Собираем и анализируем оперативную информацию. Из всех эпизодов отбираем связанные с конкретным кругом лиц из ОПГ».

Что происходит дальше, видно на примере «Жилки»  - наиболее жестокой и организованной из казанских банд. Ее членов поначалу собирались элементарно пересажать по отдельности на основании уже имевшегося  материала, чтобы хоть на время сбить воинственный пыл. Не секрет, что на каждого из лидеров казанских ОПГ у правоохранительных органов что-нибудь есть. Но сажать одного из банды за «хулиганку», другого «за тяжкие телесные», третьего за убийство на выдуманной им почве неприязни непродуктивно. Не для того прокуроры-криминалисты за дело брались. 

«Аресты и допросы сначала ничего не дали, - рассказывает Владимир Карузин, - не кололись никак. Еще убитый Хайдер ввел за это смерть, и традиции поддерживались. Все же вышли на киллера Снежка (проходил по делу как обвиняемый - исполнитель убийств), выявились новые эпизоды. Подняли отказные уголовные дела, материалы на пропавших граждан и, разговорив членов банды в ходе допросов, раскрыли около тридцати убийств».

Теперь уже следователи получили новую задачу - квалифицировать группу как банду. А для этого нужно было выявить и доказать мотивы. Банда преследует корыстные, ведомственные либо политические цели. «Жилка» работала вне политики, но с коммерсантами. Следствие выявило коммерческую подпитку: на ком банда «сидела», на каких конкретно рынках, по какой схеме тянула средства с «Оргсинтеза», через какие структуры. Пошли допросы коммерсантов: сколько денег отдавали группировке «на общак», кто из преступников формально числился на работе в их фирмах, какие «кидальные» схемы реализовывались, какие фирмы-однодневки создавались для сбыта продукции. Так и сшили «Жилке» бандитское дело.

Кто на новенького?

Хотя Верховный суд РТ уже вынес приговор банде, ситуацию на Жилплощадке Прокуратура РТ все еще отслеживает: пока молодежь разбилась на дворы, но все может  измениться с появлением лидера вроде Хайдера.

Другие казанские группировки Владимир Карузин характеризует по-разному: горковские, например, «не самые сильные, но самые «беспредельные». Есть в городе группировки, которые как бы в тени, но они наиболее организованные - в них воспроизводится преступная структура. Не привлекая к себе внимания совершением особо тяжких преступлений, эти группы занимаются угонами, наркотиками, кражами, мошенничеством. Лидеры работают близко к коммерции, в какой-то степени окультурились до «белых воротничков». Но эти группы, задень кто-то их интересы, в любой момент могут начать разборки, стрельбу и взрывы.

«Мирный и Борисково, - рассказывает собеседник, - в свое время гремели, а сейчас поутихли. Там поубивали многих «старичков», которые начинали эту деятельность, оставшиеся легализовались. Они занимаются коммерцией, их не трогают, поскольку у них - завоеванные позиции. Между собой склоки улаживают мирно. Но  вокруг авторитетов, занятых легальным бизнесом, группируется молодежь, занятая, как правило, криминалом. Чаще же всего в казанских группировках добыча денег преступным путем сочетается с их отмыванием: открываются рынки, кафе, стоянки, игровые салоны».

Разобщение и ликвидация крупных преступных групп в Казани, по словам Владимира Карузина, - первоочередная задача отдела. Дело по казанской банде под грифом «Отморозки» уже рассматривается в Верховном суде РТ. Близки к завершению дела еще двух казанских группировок: начались аресты членов ОПГ «39-й квартал» и «Перваки».  Среди приоритетов отдела - и разбои на трассах Татарстана. Эпизодов накопилось много, пора, по мнению прокурора-криминалиста, и его отделу взяться за «романтиков с большой дороги».

Владимир МАТЫЛИЦКИЙ.