О прогнозах

- В какой-то степени правы и те, кто говорит о прохождении пика кризиса, и те, кто прогнозирует дальнейшую стагнацию, - ответил специалист. - Когда мы говорим о кризисе, то подразумеваем некую острую фазу, то есть резкие негативные изменения в экономике. В этом смысле, конечно, пик кризиса мы прошли. Завершена фаза резкого ухудшения ситуации. Но это не значит, что в дальнейшем негативное влияние произошедших изменений прекратится. Естественно, сейчас экономика находится в состоянии приспособления к новым условиям, гораздо более суровым, чем они были до 2013 года. Острая фаза прошла, но последствия ухудшения экономических условий мы еще будем ощущать долго. Не стоит ожидать быстрого возврата к ситуации 2 - 3-летней давности.

- Ваши прогнозы на инфляцию...
- Ситуация схожая. Резкий инфляционный всплеск, произошедший в конце 2014-го - начале 2015 года и отчасти связанный с девальвацией, сейчас идет на спад. Но это не значит, что инфляция исчезнет моментально. Она будет снижаться постепенно. И если сейчас ее уровень оценивается в 13 - 15% годовых, то постепенно он снизится до 10 - 11%. Тем не менее инфляция останется выше, чем хотелось бы.

О санкциях и мировом кризисе

- Какие факторы вы считаете определяющими в проблемах российской экономики?
- Естественно, все они повлияли в той или иной степени. Но если разделить влияние этих факторов в процентном отношении, то я бы сказал, что цены на нефть составляют 50 - 60%, замедление глобальной экономики - 30 - 40%, в остальном порядка 10% - это санкции. Конечно, санкции - негативный фактор, но сами по себе они не могли вызвать столь существенные последствия. Их начали вводить еще в марте 2014 года, до сентября было введено несколько пакетов. Однако никто это не почувствовал, за исключением отдельных компаний, вовлеченных в санкционные проекты. Но когда в сентябре начала падать цена нефти, мы все почувствовали влияние этого фактора. При высоких ценах на нефть и успешном развитии мировой экономики санкции оказали бы минимальное воздействие.

- По некоторым оценкам, цена на нефть в будущем может опуститься до 40 долларов за баррель, а то и ниже. Для нашей экономики это будет, мягко говоря, некомфортно...
- Прогнозировать цену на нефть - дело неблагодарное. Это товар скорее политический, чем экономический. Цена во многом зависит от политических, причем глобальных событий. Предсказать, какой она будет, сейчас никто не возьмется. Вряд ли кто-то два года назад мог сказать, что цена на нефть упадет в течение нескольких месяцев со 100 до 50 долларов.

Что касается нынешней ситуации, не думаю, что цена может упасть до 30 - 40 долларов за баррель и долгое время находиться в этом диапазоне. Скорее всего, она останется на нынешнем уровне. Для экономики России уровень некомфортный, но приемлемый. Цена ниже 40 долларов будет уже неприемлемой, поскольку реально это не позволит существенно зарабатывать на рынке нефти и нефтепродуктов и газа, а только обеспечит рентабельность добычи. Если ценам удастся дойти хотя бы до 70 - 80 долларов, это уже будет означать существенное улучшение экономической ситуации внутри страны. Я не сторонник апокалиптических сценариев или, напротив, мнений о том, что все у нас вдруг резко расцветет. На мой взгляд, экономическая ситуация будет меняться достаточно плавно.

- Когда можно ждать результата от курса на импортозамещение, на который делают ставку?
- На это нужно время и достаточно большие организационные и финансовые усилия. Естественно, процесс этот очень сложный, идущий не без накладок, учитывая существующий уровень коррупции и отсутствие достаточной квалификации у людей, которые его реализуют. Тем не менее это правильный путь. И мы должны реализовывать эти программы, чтобы сделать экономику более устойчивой к внешним шокам. Чем меньше Россия зависит от импорта (в первую очередь от импорта товаров, технологий, оборудования), тем менее значимыми для нас станут деньги, вырученные от продажи углеводородного сырья. Поэтому стратегически это направление правильное, его надо всячески поддерживать и продвигать. Но получить значимый эффект за несколько месяцев - тоже утопия. Получим эффект, если будем непрерывно работать в этом направлении в течение нескольких лет, не сбавляя темпов.

О бизнесе и рисках

- Многие представители малого и среднего бизнеса пока недовольны отсутствием должной поддержки со стороны государства. Даже сельскохозяйственный сектор жалуется на высокую ставку и бюрократию. А ведь принято считать, что МСБ - это одна из основ экономики...
- Здесь нужно разделять два вида МСБ. Есть малый бизнес, который занимается производством, инновациями, в целом импортозамещением. С другой стороны, абсолютное большинство представителей нашего мелкого бизнеса - это торговля и сфера услуг, которые к импортозамещению никакого отношения не имеют. Естественно, они оказались в худшем положении, чем раньше, но отнюдь не в силу того, что государство меньше стало их поддерживать. В условиях кризиса упал спрос на товары длительного пользования, дорогие импортные товары. Поэтому мелкий бизнес, который занимался продажей, обслуживанием, установкой всего этого, пострадал. В данном случае государство вряд ли должно компенсировать последствия кризиса для подобных компаний. Особенно если учесть, что в предкризисные годы они имели возможность хорошо зарабатывать, платить достойные зарплаты и получать прибыли. Бизнес - это риск, и бизнесмен должен понимать, что рискует.

Что же касается поддержки реальных производителей, тех, кто работает в области научных разработок и внедрения в производство, то здесь государство пытается что-то делать, но оно слишком неповоротливо для поддержки подобных вещей. Оно бюрократично, обложено кучей документов. Зачастую сложно определить, что финансировать и кому помогать, кто может обеспечить реальный прорыв, а кто проест государственные деньги и сбежит.

О долларе

- Неоднократно высказывались предложения о введении общенациональной валюты для стран СНГ. Возможно ли, что в один прекрасный день иностранная валюта потеряет в нашей стране финансовую ценность?
- Речь не о том, чтобы прекратить покупку-продажу долларов (этого никто не запрещает), а об отказе от доллара как измерителя внутренних цен. Обращение доллара как платежного средства запрещено с 1994 года, и расплатиться долларами никто не может в принципе. Суть в том, чтобы постараться отвязать доллар от валютных эквивалентов. Это осталось в отдельных отраслях, сферах, напрямую связанных с экспортно-импортными операциями. В остальном же нигде потребительские цены не устанавливаются в у.е., и нигде они прямо не реагируют на изменения курса иностранной валюты.

- Но возможно ли введение единой валюты для стран СНГ?
- Это очень сложный процесс, связанный с распределением между странами прав и обязанностей по выпуску соответствующей валюты. Не думаю, что в рамках СНГ или таможенного союза подобный шаг будет оправдан. С другой стороны, можно и нужно стимулировать использование российского рубля в международных расчетах с другими странами. Это сейчас и происходит: заключаются межправительственные соглашения с разными странами по поводу использования рублей и вообще национальных валют во взаимных расчетах. Такие соглашения есть с Китаем, Индией, Турцией, странами БРИКС и СНГ. При этом каждая страна остается со своей валютой, но во взаимоотношениях друг с другом расчеты производятся именно в национальных валютах. То есть если наши компании рассчитываются с китайскими, то в рублях и юанях. Это правильный процесс, способствующий как устойчивости нацвалют, так и повышению роли и значимости рубля как международной валюты.

О печатном станке

- Еще одно предложение по спасению экономики - наращивать денежную массу, выдавать деньги под конкретные проекты развития. Насколько оправдана сейчас политика печатного станка?
- Эти меры возможны и допустимы только в совокупности с действиями, направленными на частичное закрытие экономики для внешнего мира: установление жесткого валютного контроля, строгой регламентации внешнеторговых и неторговых операций с тем, чтобы дополнительно появляющиеся в стране рубли не попадали прямиком на валютный рынок и не приводили к падению курса рубля. В условиях нынешней достаточно открытой экономики, где нет серьезных ограничений по движению капитала, валютным операциям, дополнительный вброс свеженапечатанных денег моментально приведет к падению курса рубля по отношению к доллару, евро и другим валютам, удорожанию импортных товаров, инфляции. В сегодняшних условиях подобные меры будут деструктивными, в то же время в небольших объемах они допустимы. Но делается это не безгранично, не безудержно, не массово.

О кризисе и непрофессионалах

- Вопрос, который волнует всех: как в такой непростой ситуации правильно организовать семейный бюджет? Стоит ли брать кредиты, куда вкладывать свободные средства и на чем экономить?
- В условиях финансовых неурядиц семейным бюджетом необходимо распоряжаться вдвойне аккуратно, в том числе по возможности отказаться от покупок в кредит (ставки по кредитам в период кризиса слишком высоки, а семейные доходы не столь стабильны), исключить избыточные расходы и высокорискованные инвестиции. И самое главное - не паниковать и не пытаться извлекать спекулятивную прибыль! Как правило, в кризисных ситуациях непрофессионалы, совершающие резкие финансовые движения, только проигрывают. Вспомните декабрь 2014 года, когда люди скупали наличные доллары по 100 - 120 рублей и бытовую технику, которая теперь стоит намного дешевле.