Странный случай - если не сказать больше - произошел в конце прошлой недели в детском образовательно-оздоровительном лагере им. Гагарина. В субботу одной из родительниц позвонила педагог, в отряде которой отдыхала ее 9-летняя дочь: «Срочно приезжайте за ребенком! Тут такое творится... У детей какое-то отравление, у некоторых температура под 40, обмороки, рвота, понос...»

Мама в первый момент даже не сообразила, что вообще-то спасать детей в таких случаях должны врачи. Мигом добралась до лагеря и, можно сказать, на руках вынесла оттуда ослабевшую от болезни дочь. Лагерь был уже наполовину пуст: так как смена заканчивалась в воскресенье, детей уже начали разбирать по домам родители. Выяснилось, что всего в лагере больны около 50 детей. Местный медпункт оказался переполненным, так что лагерному врачу пришлось разместить заболевших в пустующем помещении.

В 6 утра в субботу в лагерь приехал зав. роно Авиастроительного района с бригадой врачей из детской поликлиники №5, и после осмотра родителям разрешили увезти детей по домам. Правда, администрация лагеря собрала с родителей расписки, что те забирают детей из лагеря по доброй воле и претензий к администрации не имеют. Врачи в свою очередь выдали родителям справку с диагнозом «вирусно-кишечная инфекция» и стандартный отксерокопированный листок со схемой лечения (по предварительным данным, это скорее не отравление, а ротовирусная или энтеровирусная инфекция, пояснила главный эпидемиолог Казани Гулюса Валишина). Дочь нашей родительницы уже поправилась, наверное, выкарабкались из болезни и другие дети.

Удивительно вот что. Почему администрация лагеря не сообщила об инциденте в органы санэпиднадзора, как это положено? Почему больных детей, чей диагноз был поставлен на глаз и не подтвержден лабораторными исследованиями, отдали родителям, а не врачам? И почему наконец медицинский лагерный журнал, в который должно записываться любое происшествие, имевшее отношение к здоровью каждого ребенка, оказался пуст? Таким его увидели сотрудники Роспотребнадзора, которые посетили лагерь в понедельник (хотя и не по приглашению той же администрации, а узнав о происшествии совсем из другого источника). Именно пустой журнал не дал оснований специалистам повода к каким-либо действиям. Нет истории болезни - нет больного? Родителям пришлось проводить собственное расследование. Первое подозрение пало на кухню. Они выяснили, что в пятницу (дети заболели в ночь с пятницы на субботу) на обед давали овощной салат, суп и курицу, на ужин - плов. Но что значат эти сведения без результатов лабораторного анализа? Может быть, на кухне работает носитель сальмонеллеза или чего-то подобного? Или там не соблюдаются санитарно-гигиенические правила? Администрация лагеря склонна винить педагога одного из отрядов: мол, водила детей в лес к болоту, где они могли подхватить что угодно. Пусть даже так. Важно другое. По всему видно: администрация лагеря отнюдь не жаждала, чтобы случай отравления стал достоянием гласности. На вопрос корреспондента «КВ» начальник лагеря Лилия Косова бодро ответила: «Никакого отравления не было! Не слушайте вы этих экзальтированных мамаш!»

Аналогичный случай инфекции неясного происхождения произошел в те же дни и в санатории «Ливадия». Но там поступили как положено: дали сигнал в эпидбюро. И сейчас специалисты проводят официальное расследование. В «Гагарине» же должна начаться третья смена. В лагере, где причины массового заболевания детей так и остались неизвестными.

Лана РОМАНОВА.