Небольшой штат музея во главе с заведующей Гелюсой Асфандьяровой всегда рад принимать под своей крышей людей, которые близко знали Мастера. На этот раз вечер мелодией на скрипке открыл известный казанский скрипач Шамиль Монасыпов. Музыкант всегда рад поделиться впечатлениями о своих встречах с художником.

- Баки-абый постоянно с нами, - говорит Шамиль, опуская скрипку. - Если он писал картину о Башкирии, то слушал башкирскую музыку, считая, что так легче познать культуру народа.

Еще Мастер читал в подлиннике Гете и Назима Хикмета, знал как восточные, так и европейские языки, сочинял стихи и любил музыку. Поэтому, наверное, следующими выступающими на литературно-музыкальном вечере были учащиеся 5-й детской музыкальной школы с преподавателем-организатором Татьяной Мироновой.

- В квартире, где жил Баки, всегда собирались поэты, художники и музыканты. Мы стараемся в каждую ежегодную встречу передать атмосферу, царившую вокруг Мастера. А здесь в этом музее у всех, кто приходит сюда, такие одухотворенные лица, - сказала Татьяна Федоровна, педагог с 50-летним стажем. - Для наших учащихся, самой младшей из которых едва исполнилось 6 лет, большая честь выступать на одном вечере с Шамилем Монасыповым.

Задорно исполнила песню самая юная участница. Ручейком звучал «Ноктюрн» Яхина. И он, и Жиганов, Сайдашев, Яруллин - все они были друзьями Баки Урманче. Их прекрасная музыка, кажется, поселилась  в стенах музея.  

- Наше выступление прошу считать приношением великому человеку, - заканчивает выступление юных музыкантов их педагог.

Ребята покидают зал, еще не зная, что внизу их ожидает Шамиль Монасыпов. Несмотря на лимит времени, он дождался ребят, чтобы похвалить их.

- Художник Баки Урманче тоже играл на скрипке. Он любил старинные песни Татарстана, я училась у него петь, - рассказывает его племянница, которая всегда приходит сюда в этот день.

Фирая Закирова бережно разворачивает принесенные с собой семейные реликвии – домотканое полотенце, старинный калфак. Говорит, что и тетя, и ее мама вышивали бисером, шили сами и нас к этому приучили. «А вообще в нашем большом роду мужчины были священнослужителями, имамами, а женщины преподавателями». Сама Фирая Сабировна - отличник просвещения с большим педагогическим стажем. Она выписала на отдельный листок все написанное о Баки и ознакомила с этим списком пришедших. «Духовный мир Баки Урманче» - так называется книга его жены Флоры Ахметовой-Урманче и журнальная статья Шамиля Монасыпова.

«А я посвятила ему стихи», - принимает эстафету поэтесса и искусствовед Розалия Шагеева. И как когда-то в доме у Урманче в уютном, теплом зале музея звучат посвященные Мастеру поэтические строки.

«Для меня он был и учителем, и отцом одновременно, - так начинает свой рассказ художник Амир Загиров. - 40 лет назад открыли архитектурно-мемориальный комплекс «Тукай – Кырлай». Начал его он, а заканчивали его мы уже вместе. В далеком 1976 гожу ему было 79 лет и я был его руками, соавтором, помощником и учеником. Вместе работали над образом Тукая, искали дуб для Шурале в лесу. Я очень много приобрел, работая рядом с Баки, можно сказать вжился в него. Он был удивительный человек! Для него божеством была природа. 

Закончился вечер лирической песней в исполнении Гульшат Гарифуллиной. Но расходиться никто не спешил. По традиции все остались на экскурсию, чтобы еще раз прослушать о долгой и красивой жизни нашего современника, пронесшим через свою трудную жизнь светлое отношение к миру, не озлобившемуся, несмотря на удары судьбы, а всячески примиряя и гася любые конфликтные ситуации. Пример тому одна из последних работ Урманче – триптих «Татарстан». Она словно завещание потомкам. Будто повторяя строки Тукая «нанизаны мы на единую нить», взметнулся булгарский минарет рядом со свияжским храмом. Нам остается следовать этому и помнить, что в следующем году предстоит отметить 120 лет со дня  рождения великого Мастера.