Вообще-то «казанских гимназий главный командир» Юлий Иванович фон Каниц рассчитывал на визит в его гимназию самой государыни императрицы.

Но императрица своим высочайшим посещением гимназию не удостоила. Все дни ее визита в Казань были действительно расписаны поминутно, посему приветственную речь, естественно, слегка измененную, фон Каницу пришлось читать его сиятельству графу Владимиру Григорьевичу Орлову, директору Петербургской академии наук.

А потом граф Орлов пожелал осмотреть гимназические строения. Юлий Иванович провел его в «двухэтажныя хоромы», где в нижнем этаже помещались канцелярия и кладовая, а в верхнем - библиотека; затем они прошлись по классам, расположенным в двух зданиях, казавшихся новыми.

- А пошто у вас одни столы покрыты простою каразеею, а иные - кожею? - спросил Орлов.
- Те, что кожею, то для детей дворян, - ответствовал фон Каниц, не решаясь огласить главную свою просьбу. - У нас ведь как бы две гимназии: для дворянских детей и детей людей разночинных и обер-офицерских.

- Понятно, - сказал, как показалось Юлию Ивановичу, с усмешкой Владимир Григорьевич.
Главная просьба фон Каница состояла в повышении жалованья своим воспитанникам. Ну куда это годилось: 9 рублей в год дворянам и 6 - разночинцам, когда стоимость сажени дров доходила до 50 копеек! Часто детей дворян просто забирали из гимназии, а дети разночинцев - доходило и до того - были вынуждены христорадничать, собирая милостыню на толчках и церковных папертях, естественно, дискредитируя как самое гимназию, так и ее руководителя. Но Юлий Иванович робел. Не потому, что директор Академии наук был важен. Наоборот. Граф Орлов в обращении был прост и скромен, вел себя с фон Каницем, как человеком много его старше, почтительно и был страшно молод. Ведь ему еще не было и 24 лет!

Юлий Иванович, конечно, знал историю братьев Орловых. Да кто в империи их не знал! Род сей был старый и восходил к концу XVI века, когда родоначальник Орловых, Лукьян Иванович, был помещиком Тверской губернии. Праправнук его, Григорий Иванович Орлов, дослужился до губернатора в Новгороде и имел 9 сыновей, выжило из которых пятеро: Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир.

Владимир, директор Академии наук, несмотря на молодость, пользовался, как и все Орловы, особым расположением императрицы. На это и рассчитывал фон Каниц, когда, уже прощаясь с графом, ответил на его вопрос «Есть ли личные просьбы к императрице?» просто и недвусмысленно:
- Мои воспитанники получают крайне мизерное жалованье. Моя просьба - повысить его. Хотя бы вполовину.
- Я понял вас, - сказал Орлов и протянул фон Каницу руку. - Обещаю сей же день доложить о сем государыне императрице.

Пожатие его, как у всех Орловых, было крепкое. И слово свое Владимир Григорьевич сдержал. Уже 3 сентября 1767 года вышел Высочайший указ, увеличивавший «содержание учеников гимназий». И с того же 1767 года дворянские дети стали получать по 13 рублей 50 копеек в год, а дети разночинцев - по 9. Ровно вполовину больше прежнего.

Леонид ДЕВЯТЫХ.