Случилось как-то отдыхать в одном из пансионатов Большого Сочи. К морю отдыхать едут ради радостей пляжа, а для разнообразия - экскурсии. Однажды в составе группы туристов мы отправились осматривать доисторический памятник под названием дольмен. Оказалось, что расположен он прямо на усадьбе одного из местных жителей. Похож на скворечник, размером с газетный киоск, сложенный из гигантских валунов. Поглазеть-подивиться - дело двух минут. На лотке, пристроенном к дольмену, обычный для юга ассортимент даров природы. И домашнее вино, разумеется. У лотка девочка-подросток. Кто-то попробовал вино, кто-то купил орехов да инжира, и все отправились в обратный путь. Вечером горничная, убирая номер, спросила: «Ну и куда вас водили? Да знаю что к дольмену, только к которому?»
На наше удивление, что поселок так богат древними памятниками, рассмеялась и рассказала забавную историю. Жил-был в поселке старый казак, а в саду у него стоял дольмен. Стоял себе и стоял, а потом к нему стали водить экскурсантов, а в качестве компенсации за беспокойство разрешили хозяину торговать у дольмена чем Бог послал. И семейству пошла кой-какая денежка. Казак небедно выдал замуж двух дочерей, поселившихся отдельно, а когда пришла очередь младшей, дал ей в приданое сад с дольменом. Старшие сочли себя обделенными и обиделись. Казак почесал в затылке, а потом нанял технику - через неделю и на усадьбах старших дочерей тоже стояло по «доисторическому киоску», сложенному из валунов. Экскурсии к ним водят вроде бы по очереди. Как договариваются с экскурсоводами, - можно догадаться.
Теперь к чему я вдруг вспомнила об этом.
Прохожу по улице Кирова, или, как теперь будут называть, Московской. На каждом шагу руины зданий, построенных в прошлом-позапрошлом веках, со всеми особенностями, столь милыми сердцу любителей архитектуры. Что останется, если останется, от них после реконструкции? Сколько подобных исчезло прямо на наших глазах, а их место занял безлико-нарядный новострой. Вспоминать их, перечисляя, обидно и просто больно. Одна из руин - полуразрушенный дом Фукса, столь заслуженно уважаемого в нашем городе. В этом доме бывал в гостях Пушкин... Ну почему дом не стоит в саду того рачительного казака? У того, кто умеет получать доходы от памятников старины, а потому дорожит ими. А еще я перенесла бы в тот сад угловой деревянный домик с балконом на улице Тельмана, 10. Фотографиями дома, щедро украшенного резьбой, пестрели книги по архитектуре нашего города, его много раз писали художники, очарованные красотой старины и достаточно образованные, чтобы видеть в строениях этой удивительной улицы не только трущобы, но редкостное в архитектуре сочетание традиционного деревянного зодчества с чертами модерна начала ХХ века. Сама была свидетельницей, как ахали заезжие французы, снимая камерой в начале девяностых тогда еще почти целую улицу. Но что после драки кулаками махать. Сейчас об очаровании старинной Поповой Горки можно судить разве что по документальному фильму о юности Софии Губайдулиной, снятому питерскими киношниками. Улица Тельмана сейчас превратилась в район самой элитной в городе застройки.
На восстановление усадьбы Боратынских очередной раз денег не нашли. Зато без конца говорят о развитии туристического бизнеса в Казани. Если снова обратиться к опыту курортных городов, то на память приходит Новый Афон, известный своим пещерным комплексом, привлекающим туристов отовсюду. Пещеру обустроили для посещений в 60-х по инициативе отцов города и вложили в это обустройство более годового городского бюджета. Вложения окупились примерно за год только за счет входных билетов. А сколько туристы оставляют в кафе и на рынках вокруг пещеры?
 У нас не против памятников культуры, но где-нибудь подальше, а если в собственном саду обнаруживается - не дай Бог - исторический объект, его быстренько изничтожат, пока историки не пронюхали, и построят что-нибудь «практичное» - гараж или лучше игровой салон. Не умеет Казань торговать своими «дольменами» и учиться не желает.
Поверьте мне, жизнь и после празднования тысячелетия будет продолжаться. Туристические поездки по России, в том числе и по Волге, будут все интенсивнее - оно и безопасней, чем в дальние края вроде Юго-Восточной Азии. На месте руин улицы Кирова встанет красивая Московская, и туристических гостиниц настроят достаточно, только вот чем удивлять будем? Уж не пивным ли баром, торчащим на просторной площади перед мечетью и единственно уцелевшим от старой застройки под кремлем? Конечно, никто не отнимет у города таких его сокровищ, как кремль, университет... Только зачем Казани становиться этаким «макдоналдсом» с меню из трех блюд? «Макдоналдсы», хоть и занимают сейчас почетное место, явно выходят из моды. И как бы турист, быстренько прогулявшись по Кремлевской и Баумана-Проломной, не задерживаясь, за «интересненьким» не поехал бы со всеми своими денежками вверх по Волге - к Нижнему или вниз - к Саратову и Астрахани. Хорошо если успеют перед отъездом тюбетейку купить. Не транжирим ли мы, господа, в погоне за срочным евроремонтом и свеженькими фасадами достояния - не только исторического и культурного, но и самого банального, денежного, - своих внуков? Не пришлось бы им реконструировать, а попросту, строить заново многое, что наше поколение столь легкомысленно сносит. Чем потом строить «дольмены», лучше не ломать имеющиеся подлинные. Так что, господа, не надо так обижать казанскую старину. Пощадите мой город. Уж если не по любви, так за деньги.

Вера МИРОНОВА.