Эти слова из народной песни на мотив «Синего платочка» я не забуду до конца жизни. И хотя была и в действующей армии, где служила связисткой-телефонисткой в войсках ПВО, пожалуй, самые яркие мои воспоминания связаны с первыми месяцами Великой Отечественной войны, начавшейся 22 июня 1941 года.
А у меня в тот солнечный денек начался очередной отпуск. Я успешно закончила третий курс вечернего химико-технологического техникума при нашем заводе имени Ленина, который сейчас называют пороховым. У меня была очень насыщенная жизнь: я работала в отделе главного механика, училась, активно участвовала в комсомольской жизни. Может быть, кто-то из ветеранов завода помнит ту боевую девчонку - Люду Владимирову - так это я и есть. В общем, перед отпуском меня наградили путевкой в Крым. Я была на седьмом небе от счастья. Помню, в то воскресное утро стирала и пела. И вот открывается дверь, а там наш водитель с завода.
- Люся, быстро одевайся, тебя срочно вызывают на работу!
- Да я же в отпуске, вот в Крым собираюсь...
- Какой Крым! Ты что, радио не слушала! Война началась, поехали скорей!
Сразу навалилась работа, принесли кипу бумаг, которые надо было срочно напечатать. Сижу печатаю и реву. А тут подружка прибежала: «Ты чего тут сидишь! Наши все уже возле райкома комсомола, пошли записываться на фронт!»
Возле Кировского райкома народу собралось море, составляли списки. Мы тоже записались. А тут за мной прибегает уборщица из заводоуправления.
- Ты зачем бросила работу? Тебя же судить будут, дурочка, ведь война!..
На фронт я пошла добровольцем в апреле 1942 года. Но сначала мне довелось побывать на другом фронте - трудовом, когда в июле 1941 года нас, комсомольцев Заречья, отправили на рытье окопов. Было тепло, и мы оделись легко, думая, что надолго эта работа не затянется: все были уверены, что к осени немец будет разбит. А вышло так, что на этих окопах мы проработали всю осень и часть зимы! Да и вовсе не окопы это были, а огромный противотанковый ров, который протянулся на многие километры через несколько районов правобережья Волги.
Помню, на второй день после изнурительного марш-броска от пристани до деревни (кажется, она называлась Дюртели) нас разбили по бригадам и определили каждой задание. Началась работа, которую можно назвать героической. Мы копали как проклятые эту землю, вгрызаясь в нее лопатами и кирками. У многих очень быстро порвались ситцевые платьишки и разлезлись «спортсменки», мы стали писать домой, чтобы нам отправили одежду и обувь, к некоторым приезжали родители, а мне отец прислал посылку. К осени похолодало, почва раскисла, и ворочать ее стало еще труднее. Мы так уставали, что после скудного ужина валились на пол и мгновенно засыпали. Были такие, что не выдерживали и убегали домой, но их ловили, судили и... привозили на старое место.
Однажды в дождливый денек на наш участок приехал начальник строительства укрепрайона Курманальский. Мы его окружили, говорим, что устали, что голодные и холодные и уже нет больше сил на эту работу. Он и сам чуть не плачет: «Девочки, родненькие, потерпите еще немного, скоро поедете домой». Но строительство закрыли только в феврале 1942 года. А после окопов я вплотную занялась вопросом отправки на фронт, дошла до обкома комсомола и добилась, чтобы меня зачислили в эшелон татарстанских девчат. 14 апреля 1942 года началась моя военная биография, которая продолжалась до самой Победы.

Людмила ИЩЕНКО, ветеран Великой Отечественной войны, г. Одесса.