- Ну прямо в упор не видит. Прошла и не заметила. Ань, я тебе, между прочим!
Прежде чем обернуться, она на пару секунд задумалась: надо ли? Голос был мужской, веселый и, кажется, смутно знакомый. Или даже очень знакомый? Ну ладно, не стоять же столбом посреди улицы...
Окликающим оказался высокий  и, пожалуй, все-таки неизвестный ей брюнет в стильном твидовом пиджаке. Стоял этот брюнет рядом с большим черным джипом, что ему очень шло. Господи, нет, не может быть...
- Сашка, ты?!!
Любовь ее студенческой юности радостно кивала, улыбалась и манила к себе в объятья. Дружеские, не подумайте чего.
Потом они сидели в маленьком уютном кафе и долго говорили «за жизнь». Говорил больше Саша, которому было чем похвастаться. Фирма, которую Александр Геннадьевич Пономарев теперь возглавлял, довольно успешно продавала-покупала всяческую недвижимость. (Это же про их технический вуз в городе шутили, что его выпускники могут работать даже гинекологами - лишь бы не по специальности...)
Капиталы свои, как выяснилось, Саша после окончания вуза заколачивал в Москве, где несколько лет  проработал «рядовым» риэлтером в крупном агентстве. Поднакопив деньжат, он даже жениться успел в Белокаменной. Увы, семейная жизнь не задалась. И три года назад уставший от столичной суеты Александр перебрался обратно в Казань - поближе к вышедшим на пенсию и начинающим прихварывать родителям.
Вернувшись домой, Анна в тот вечер долго и задумчиво глядела на Сергея, прилипшего к экрану телевизора. Благоверный на фоне удачливого однокурсника выглядел особенно неприглядным: скучным, грубым, некрасивым. И бедным. После того как год назад их сын Артем пошел в школу, зарплаты супругов начали растекаться почти моментально. Да уж, все это наводило на раздумья. В груди же Аниной тем временем пылал пожар угасшей, казалось, первой любви. Причем пылал как Москва времен Наполеона. И план, созревший в отблесках этого пожара, был прост до гениальности.
Так что, тщательно обдумав все детали, на следующий день она позвонила Саше и сказала, что хотела бы с ним встретиться: «Если ты не очень занят, конечно...»
И вот, сидя в том же самом кафе и притворившись не в меру разомлевшей от вина, Анна углубилась в сентиментальные воспоминания. И потихоньку добралась до главного.
- А помнишь, перед тем как расстаться, перед самым дипломом, мы на три дня уехали к тебе на дачу? Ты не рассердишься, я тебе что-то скажу? Извини, не могу больше молчать, теперь уже можно... Просто через месяц я поняла, что беременна. А ты уже ушел к Вике. Я тебе так ничего и не сказала, чтобы ты не подумал, что я стараюсь тебя вернуть. Но на аборт не пошла. Так что мой Артем на самом деле твой сын.
Вот он, неотразимый удар... По ошалевшим Санькиным глазам Аня поняла, что свою маленькую женскую войну она выиграла. Александр был так ошарашен наличием готового семилетнего сына, что ни на минуту не усомнился в ее правдивости. Кроме того, сама не ведая, она попала в очень уязвимое место. Несмотря на наличие одной бывшей жены, многочисленных любовниц и типично мужской неприязни к резиновым изделиям, детей у Александра Геннадьевича до сих пор не рождалось.  И это, пожалуй, была на сегодняшний день его главная головная боль. Конечно, Саша старался себя утешить тем, что тридцать лет для мужчины - ранняя молодость, все еще впереди. Правда, уже подумывал о том, что рано или поздно придется обращаться к врачам. Чего ему делать очень не хотелось... И вдруг - такой сюрприз.
- Послушай, так же нельзя... Да ты вообще не имела права меня обманывать,  - обиженно, но почти нежно  выговаривал он. Глаза его сияли. Анна уже не сомневалась в том, что со временем Сашка предложит ей уйти от мужа. К нему. А Артему (который сейчас  проводил летние каникулы в деревне у Аниной мамы) они потом как-нибудь все объяснят. Расстались они, твердо условившись, что еще встретятся и обо всем поговорят. 
Однако даже вернувшись домой, одновременно счастливый и несчастный, Саша так и не смог успокоиться. Взял бутылку и пошел к другу. Не то чтобы он был сильно пьющим, но и трезвенником себя тоже назвать не мог. В общем, нормальный отечественный мужик, который нет-нет да и надерется до чертиков. Бутылки на двоих, как всегда, оказалось мало, добавили еще. В общем, хорошо посидели, поговорили по душам...
Через три с половиной часа, с некоторым трудом открыв собственную дверь, Александр первым делом позвонил Ане. Просто чтобы уточнить, когда они вновь увидятся. Ее дома не было, и трубку взял муж Сергей, который мягкостью характера не отличался никогда. Да к тому же, прекрасно зная о существовании в Аниной жизни незабвенной студенческой любви при имени Саша и при слове «однокурсник», взъярился как бык при виде красной тряпки.
- Нет ее и не будет. Можете больше не звонить.
Подогреваемый ревностью, водкой и известием о рождении сына, Саша поинтересовался, почему же с ним так невежливо разговаривают.
- Как хочу, так и разговариваю.
- Но можно все-таки узнать, когда Аня придет?
- Нет. И вообще я тебе сюда звонить не советую. Не о чем вам с ней больше разговаривать.
- А если позвоню, что будет? - поинтересовался уже взбеленившийся Александр. 
- Да всякое может случиться. Морду, например, набить могу.
И тут здорово пьяный и сильно обиженный Саша восстановил справедливость: почти незаплетающимся языком объяснил этому идиоту, что они с Анной всегда любили и продолжают любить друг друга. А он кто? Он муж, тьфу на него! И что Саша сейчас лично приедет, чтобы забрать ее и СВОЕГО родного сына. После чего Александр бросил трубку, с самыми решительными намерениями подошел к дивану... рухнул и уснул.
...Утром в воскресенье, сидя за столом напротив мрачного мужа, Аня не могла сдержать блаженной и дурацкой улыбки. Ей представлялось, как любимый мужчина везет ее на Канары. В этих глупых розовых  мечтах черный джип въезжал прямо на золотистый пляж под зелеными пальмами. Увы, разглядеть, что будет под пальмами дальше, не удалось.
- Ах ты ...!
Капли супа медленно стекали по стенам. На полу валялись осколки вдребезги разбитой тарелки.  Муж продолжал материться...
- Ты что, с дуба рухнул, идиот? - визгливо и растерянно набросилась она на Сергея. 
И осеклась, увидя его страшные, налитые кровью глаза.
- О хахале своем мечтаешь? Ждешь, когда позвонит? И сколько ты, сволочь, надеялась от меня все скрывать?!
Когда после сорокаминутного скандала, обозвав родного сына ублюдком, Сергей наконец-то хлопнул дверью, Анна была рада уже тому, что осталась жива. И твердо решила завтра же поменять замок. 
...В одиннадцать утра Саша окончательно протрезвел и успокоился. Спасибо другу Игорю - отговорил вчера в омут с головой кидаться. Поразмыслив, он набрал Анин номер. К сожалению, финал вчерашнего вечера помнился смутно. Помнилось только, что он звонил Ане, а попал на ее мужа. И как-то они поговорили очень невежливо... Поэтому решил, если трубку возьмет муж, самому лучше положить - нечего нарываться раньше времени.  Но, к счастью, ответила Аня, которая, кстати, изо всех сил старалась разговаривать спокойно. Потом, попозже, она, конечно, устроит Саньке головомойку. Но пока лучше не торопиться: теперь он ей даже нужнее, чем раньше... пьянь несчастная! Так что он там говорит?
- Ань, извини, пожалуйста, я тебе хочу одну вещь предложить. Только не обижайся, ладно? Дело в том, что я уже тогда знал, что ты с кем-то еще встречалась. Да нет, тебя ни в чем не обвиняю и не подозреваю... Просто давай сделаем генетическую экспертизу и убедимся, что это действительно наш общий ребенок. Говорят, это дорого, но я заплачу. У тебя же все-таки семья, жизнь уже налажена. Тебе, наверно, тоже не хочется все ломать из-за ошибки. Ладно, ладно, я тебе потом перезвоню, успокойся...

Алиса МАРТОВА.