Однако мало кто представляет, насколько тяжела такая работа, в чем мне пришлось убедиться самому. Попасть в казино оказалось несложно: объявлений о наборе и обучении искусству крупье сейчас хоть отбавляй.

После двухнедельной стажировки - ежедневных тренировок по десять часов, в ходе которых, натирая мозоли, я должен был научиться раскатывать фишки, тасовать карты, чем благополучно и овладел, захожу в зал. Огромные ковры, игровые столы, скучающие дилеры, бар.

Вот он, долгожданный первый рабочий день. Точнее, ночь. Меня распределили в такую смену, которая несколько раз до этого приносила убытки - всем четверым крупье не везло. Вот и решили удачу за хвост поймать: доверили новичку ответственное дело - открыть стол. Начать работу то есть.

Фишки к ладоням прилипают. Сердце стучит почти как на первом свидании. Коллеги зорко следят за твоей работой, чтобы ошибки не случилось. Пока все успешно. Игра мелкая. Но вот вразвалочку подходит, как мне сказали, завсегдатай. Невысокий такой, толстый человечек с сигаретой в зубах, барсетка под мышкой, на пальце гигантская печатка. С ним кучка друзей-игроков, болельщиков. Все дилеры моментально напрягаются: предстоят крупные ставки.

- Семь красные - последний номер, - объявляю, - ставки, пожалуйста.

Запускаю шарик. Пока он крутится, клиент смотрит на меня прищуренными глазками. Спрашивает:

- Новенький, что ли? Посмотрим, какой ты везучий.

Залезает рукой в карман и вытаскивает кучу фишек различного номинала. Трудно представить, сколько это в денежных знаках.

Ставка на первую дюжину небольшая. Но всем ясно, что это только начало. Выпадает зеро. Он проиграл. Весело смеется. Запускаю шарик по барабану. Ставка удвоена. Снова не его номер. Улыбка заметно поугасла. Коллега шепчет мне на ухо:

- Не дергайся, если орать начнет. Он у нас эмоциональный.

Снова шарик бежит по кругу. Ставка опять возросла вдвое. На этот раз он угадал, выплачиваю выигрыш.

- Слушай, а ты вроде ничего парень, - говорит, ухмыляясь, игрок, - держи на чай.

Что ж, приятно, конечно, «полтинник» получить. Каждый раз бы так. Да работать не дадут. Вижу нахмурившееся лицо управляющего. Очередной бег шарика. В этот раз ставка максимальная. Советчики игрока тоже обзаводятся фишками. Заваливают игровое поле. Над столом стоит сигаретный туман. У меня, некурящего, начинает кружиться голова. Снова выпадает зеро. Не выиграл никто. Чищу поле и отгребаю море фишек чипперу - помощнику. На лице управляющего застыло блаженно-удовлетворенное выражение.

Другая сторона стола закипела. На телевидении в этот момент, наверное, прозвучал бы сигнал, перекрывающий ненормативную лексику.

Игровой марафон - именно таким он был для меня - длился около четырех часов. Меня ни разу не сменили, поскольку я все время выходил победителем из противостояния с клиентами. Потерял счет деньгам. Очень хотелось есть, но от стола не отойти. Наконец толпа во главе с толстяком схлынула, рассосалась по залу. Кто в ресторан, кто по иным нуждам отправился. Довольный управляющий отпустил меня пообедать. В три часа ночи.

В небольшой комнатке кухни меня настигли двое коллег.

- Ну, ты красавец, - восхитился один. - Так отделал толстого. Он сорок «штук» слил. Давно такого с ним не было.

- Вот именно, - подхватил второй. - Мы уж подумали, что опять в пух проиграемся сегодня. Нашу смену расформировывать собирались.

В этот момент в кухню влетел управляющий.

- Куда ты пропал? Живо за стол работать! Он опять пришел. Видно, за деньгами съездил.

Ну на кой черт, спрашивается, явился этот маньяк? Ладони снова вспотели. На ходу дожевывая, устремляюсь в зал.

Толстячок сидел один за столом и делал ставки. Игравший с ним дилер пару раз их крупно оплатил.

- А, старый знакомый, - увидев меня, сказал толстый. - Опять обчищать меня пришел?

На этот раз игра шла с переменным для меня успехом. Он сам и его сигарета измучили меня. Несколько раз клиент ставил последние фишки и выигрывал. И все начиналось сначала. Наконец около шести утра настал момент, когда игрок в последний раз поставил свои фишки. Мелькнула мысль: если он угадает, пошлю его ко всем чертям. Толстяк по максимуму заставил третью дюжину - числа от 25 до 36. Шарик упал как раз в том месте, где эта дюжина на барабане встречается чаще всего, - через один номер. Но в следующее мгновение он благополучно перевалился на спасительное зеро - третье за ночь. Я уже подумал, что в меня полетит пепельница, и прикидывал, куда от нее уклониться. Но завсегдатай встал и ушел. И не было ничего приятней вида его удаляющейся спины.

Как добрался домой, помню смутно. Знал только, это моя первая и последняя рабочая смена в казино.

Зуфар ДАВЛЕТШИН.