Тамара Петровна как всегда подтянута, энергична. Нежный низкий голос с нотками кокетства - оружие, которым Семина  сражает не только режиссеров. Вне зависимости от рангов и возраста она со всеми на ты: «так легче найти общий язык». Очень любит шутку.
 - Тамара Петровна,   при каких обстоятельствах родилась фраза Николая Крючкова о вас: «Дура ты, заработала бы - люстру купила»?
- О, это давнишняя история! Она связана с Германией. Меня послали в ГДР с фильмом «Крепостная актриса». Там проходили дни советской культуры. Меня поразило, что немцы встречали меня просто как свою землячку  и очень хорошо знали все мои фильмы: «Порожний рейс», «Коллеги», «Чистые пруды»,  многие другие. В итоге я получила предложение сняться в одной 4-серийной немецкой картине. Но я отказалась, потому что дома ждала новая работа. Аргументировала просто: обещала сниматься у Швейцера, который меня «породил» как актрису: в его фильме «Воскресение» я когда-то сыграла роль Катюши Масловой. И вот теперь  - экранизация романа Катаева «Время, вперед!» После Катюши Масловой знаменитый режиссер очень хотел, чтобы я  перевоплотилась в отчаянную комсомолку. Говорю немцам: Нет-нет-нет! А мне: А нельзя ли параллельно? Мы будем присылать вам самолет. А я: Мы будем снимать в Керчи. - А мы и в Керчь  прилетим. Я отвечаю: Чтобы у вашего режиссера было хорошее самочувствие, чтобы он не нервничал по поводу того, где я и что я - не могу!  Ну, они и успокоились.  Приехала я в Москву, а меня стали ругать: «Вы подрываете культурные отношения с ГДР!» Но я быстренько «сосватала» на эту картину другую актрису.
И вот прошел год. Вдруг звонок из Берлина - меня, оказывается, не забыли. Немцы пригласили еще раз - в другой фильм.  А у меня дома опять такая же ситуация: я играю в нашей картине. Со мной как раз снимался Крючков. И он мне говорит: «Доча,  ты что отказываешься? Как тебе не стыдно? Ты что такая дура - там хоть деньги заработаешь! Купишь себе люстру!» Я говорю: «Господи,  почему именно люстру?»  И вот, сколько бы потом я у него ни спрашивала, он мне так и не ответил.
- Правда, что когда впервые попали в Москву, троллейбус привез вас прямо ко ВГИКу?
- Правда. Это было сразу же после окончания школы. Я сбежала из дома. Вышла из вагона поезда,  на котором приехала из Калуги в Москву, начался страшный дождь, я не знала,  куда мне деваться, и просто прыгнула в первый попавшийся троллейбус спрятаться от дождя.  Какой подошел,  в тот и прыгнула. И в нем от всех  пережитых треволнений заснула. Я собиралась в театральный, поэтому всю дорогу учила отрывок из «Молодой гвардии», басни и стихотворения, которые надо было сдавать на экзамене.  Про ВГИК даже не думала тогда. А троллейбус привез меня прямо к его ступенькам.  На нем я и остановилась - такая вот «золушкина» история.
- Планируется ли продолжение «Участка», где вы тоже играете?
- Были разговоры на эту тему. Есть, как говорят, и «многочисленные просьбы телезрителей». Осталось только уговорить съемочную группу. А что касается меня - с радостью!
- А тяжело было играть сельскую жительницу?
- Нет.  Я знаю сельскую жизнь не понаслышке.  Киноэпопею  «Вечный зов» мы снимали в та-ако-ой  глухомани! Так что я наизусть знаю эту жизнь.
- В каких проектах вы сейчас заняты?
- Главных ролей пока нет - мелочевка всякая. Как говорят мне режиссеры: «Тамарочка, украсьте,  пожалуйста, наш сериал!» Мне очень понравилась эта фраза. И вот на нее я сейчас в основном и покупаюсь.
- То есть, это несколько съемочных дней? 
- Бывает и один. Вот, например, сериал про Дашу Васильеву - там у меня эпизод. Но Лариса Удовиченко после съемок сказала мне: «Тамар, ты не представляешь, у нас такого никогда не было!» Я играла там роль театральной художницы. Так все сбежались и наблюдали за моей игрой. Что их там насмешило - я не знаю, но всем очень понравилось. Теперь просят: «Пожалуйста, не отказывайтесь, если мы вас еще пригласим!»  Такое отношение греет...
Я с удовольствием откликнулась на предложение Олега Фомина, который пригласил меня на роль сумасшедшей в сериале «Next». Правда, я поддалась  его похвалам и немножко пошла на поводу. Надо было по-другому сыграть эту роль.
В сериале «Джек-пот для Золушки» я играю бабушку Маши Голубкиной. Такую необычную старушенцию, которая ходит на дискотеки, играет в боулинг и  все время ищет для своей внучки жениха.  В одном эпизоде она даже бьет нахамившего ей парня бутылкой по голове. А внучка - наоборот: такая степенная и прилежная.  Мне жутко понравилось и на площадке, и съемочная группа,  и все это озорство. А на «день смерти» что мы вытворяли!   Вся съемочная группа подыхала со смеху.
- В день смерти бабули?
- Да. Мы с хохотом обсуждали, как она должна умереть: в какой позе, с каким выражением на лице!   В конце концов Маша не выдержала и  говорит мне: «Том, прекрати, она же все-таки умирает, а не замуж выходит!»
- Вас чаще приглашают режиссеры старшего поколения, которые еще в деле, или молодые? С кем вам легче на площадке?
- Со всеми легко - от возраста это не зависит. Если режиссер знает, что он от меня хочет, нет проблем! Я выполню все, что он задумал. Главное в любых взаимоотношениях на площадке - открытость режиссера для контакта с актером. Ведь бывают моменты,  когда я не согласна с чем-то. Поэтому я должна иметь возможность предложить: «А что если нам попробовать вот так и так!» Иногда это бывает действительно интересный поворот. Мне, например, очень понравилось работать с Олегом Фоминым.  Это потрясающий режиссер и великолепный актер.
- Правда, что один из киношных призов вы используете как вазу для сухих цветов?
- Не один. Например, приз Веры Холодной, а их у меня три. Использую и награду за «Вечный зов» - она из родонита, красоты невероятной. Есть и другие - это неподъемные призы из чугуна. Все, в основном, - «за лучшую женскую роль». И этих так называемых «у-азочек» у меня десятка два. Кстати, за Анфису из «Вечного зова» мне подарили еще одну, хрустальную. Все создатели картины отхватили Госпремию, а мне тогда сказали: «У Тамары хороший характер, она не обидится!» И не дали. А на следующий год был фестиваль в Алма-Ате,  и мне в утешение преподнесли этот «вазон».
- А ваша коллекция живых цветов пополняется?
- Пополняется, комнатные цветы у меня везде. Глаз радуют и создают хорошее настроение.
- Знаете все их названия по-латыни?
- Это мой муж Володя знает. Я же даю им домашние имена:  что мне в голову взбредет, какие ассоциации вызовет, так и называю. А вообще, это надо видеть:  как я с ними общаюсь, как разговариваю, как на них прыскаю водой, - это целый спектакль.
- Это правда,  что у вас дома огромный аквариум с рыбами?
- Был.  Аквариум на 200 литров. Там рыбам было  где разгуляться. Кстати, рыбы ведут себя как люди. Если гость не понравился, мгновенно прячутся. У нас была одна феноменальная рыба - я  звала ее Гадом. Большой, злой,  как черт, с горбатой башкой, постоянно менял цвета, красоты невероятной! И вот как-то мой муж Володя сидит рядом с аквариумом, а Гад забился в дальний угол. Муж говорит ему: «Иди, башку почешу!» Вижу: вдруг рыба зашевелила челюстями и трогается с насиженного места. Дальше произошло...  если бы сама не увидела - не поверила бы! Гад подплывает, смотрит на Володю, делает пару взмахов плавниками, приподнимает голову над поверхностью воды и в такой позе застывает. Муж ласково чешет ему «репу», тот чуть ли не мурлычет от удовольствия, а затем Гад  медленно уходит на дно.
- Да... Видать, у талантливых людей даже рыбы  могут научиться произносить монолог Гамлета!
- И лягушки. У нас жил лягушонок Бонсик, так он был таким замечательным певцом - орал, раздувался как шар, я так боялась, что лопнет!
- Встречаетесь со зрителями, как это было заведено в советские времена?
- Такой организации, которая бы этим занималась, сейчас нет. Пытаются что-то восстановить. Иногда я отзываюсь на личные приглашения. Вот недавно мне позвонили из подмосковных Снегирей - хотим видеть и слышать. Я поехала.
- Это такая корпоративная встреча - типа «только для сотрудников богатой фирмы»?
- Нет. Пригласил местный Дом культуры. И я осталась очень довольна теплым приемом и  встречей с жителями Снегирей. Вы знаете, мне всегда везло на встречи с интересными людьми! Когда-нибудь обязательно напишу об этом книгу, но пока еще не время. Пока я в обойме -   буду играть. Мои  главные роли  - я уверена - еще впереди!

Евгений Глуховцев, Раиса Вивчаренко.
г. Москва. (Специально для «Казанских ведомостей».)