Первая попытка захвата Ленинграда фашистскими оккупантами с ходу была предпринята 10 июля 1941 года. Но из-за упорного сопротивления наших войск план молниеносного захвата Ленинграда был сорван. 8 сентября немцам удалось выйти к Ладожскому озеру и заблокировать город с суши. Обстановка обострилась настолько, что даже обсуждался вопрос о возможной сдаче города врагу, затоплении кораблей Балтийского флота и взрыве всех оборонных объектов.

Настало время решающих боев за город. Вот к этим боям и готовилась 224-я стрелковая дивизия, в 160-м стрелковом полку которой я служил разведчиком

Темной ночью на кораблях под обстрелом немцев по Дороге жизни мы отправились в Ленинград. Разрушенные здания, редкие горожане - тени от голода. Но мы не видели никакой паники. На стенах и заборах крупными буквами было написано: "Ленинград был, есть и будет советским!"

В конце декабря наш разведвзвод повезли на трамвае по Невскому проспекту на просмотр фильма "Щорс". Я никогда не забуду один эпизод в вагоне, где вместе с нами сидели блокадники-призраки. На одной из остановок в вагон буквально вползла пожилая женщина. И тут же один старик-скелет, пытаясь освободить ей место, встал и... упал без сил. Вот какая ленинградская воспитанность - сам обессиленный, он все же уступил место женщине...

Однажды у меня лопнул ремень на брюках. Я ходил, одной рукой придерживая штаны. Хотя ремень раздобыть было проще простого: закоченевшие трупы своих и немцев валялись всюду (зимой в мерзлую землю не хоронили). Но как только нагнусь за ремнем, в тот же миг вспоминались слова отца: "Сынок! Никогда не бери вещи погибших - иначе сам погибнешь!" Вот так я и мучился до вечера, пока в разбитом легком танке не нашел много всяких проводов, пригодных в качестве ремня.

Мародеров среди моих товарищей не было. Когда погиб наш любимец старшина Осауленко, мы не бросили его, часы на его руке заводили каждое утро. Никому и в голову не приходило снять их, хотя в нашем разведвзводе часов ни у кого не было, кроме командира Паникоровского.

Прорыв блокады очень дорого обошелся нашей части. К 29 января от полка из 3500 бойцов осталось менее сотни, из 40 человек разведвзвода - двое. Командир полка вынужден был ввести в бой последний резерв - комендантский взвод. Нас утюжила батарея шестиствольных минометов врага. Я получил тяжелое ранение в плечо. Командир полка обратился с просьбой: "Товарищ разведчик! Если у вас целы ноги, выручите остатки полка, вместе со связистом проползите к разбитому танку КВ около немцев и дайте координаты их батареи". Мы с товарищем под обстрелом доползли до танка и оттуда сообщили координаты немецких батарей, которые и покрыли наши "сорокопятки". Вскоре немцы обнаружили нас и начали бить из минометов. Я получил два тяжелых ранения в ногу. Мой сосед только успел наложить на мою ногу жгут - и погиб. Меня вынес из-под огня один из командиров батальона и внес в блиндаж командира полка Фролова. За выполнение боевого задания он приказал: "Представить к награде - медали "За отвагу".

Операция "Нева-2" по полному освобождению Ленинграда от вражеской блокады успешно завершилась 27 января.

Город отметил свое освобождение 24 залпами из 324 пушек. С тех самых времен я храню как бесценные реликвии медали "За отвагу" и "За оборону Ленинграда".

Нагим МУХИБУЛЛИН

P.S. После войны Нагим Мухибуллин проработал беспрерывно 60 лет на казанских оборонных заводах №16 и №7. В конце прошлого года он отметил свой 80-летний юбилей и в день рождения получил благодарственное письмо от Президента Татарстана Минтимера Шаймиева "за многолетний плодотворный труд на благо Республики Татарстан, бескорыстное и самоотверженное служение Отечеству". .