Об этом свидетельствует запись гвардии майора Зиганшина - начальника штаба пушечного артиллерийского полка 508-й дивизии артиллерийской бригады. В небольшой серой книжечке много любопытных записей - об участии отца в войне, его ранениях, наградах... Мне же больше всего запомнился рассказ об одном военном эпизоде, отмеченном в красноармейской книжке отца так: «Ранен тяжело».

- На войне у меня был товарищ, с которым я делился всем - едой, махоркой, новостями. И еще, мы договорились присматривать друг за другом, в бою всегда старались держаться рядом. Если одного из нас ранили бы, то другой должен был передать его в руки медсестры, не оставлять на поле боя.

В одной из атак я побежал чуть впереди товарища. То справа, то слева взлетали осколки от снарядов, свистели пули. Вдруг я почувствовал сильный удар по спине, как будто меня огрели тыльной частью приклада автомата. Мелькнула мысль: «Неужели это мой друг? За что?!.» И тут я потерял сознание. Когда очнулся, понял, что меня тащат на плащ-палатке по неровной земле. Как сквозь туман разглядел лицо друга - это он волочил меня и просил немного потерпеть - санчасть уже близко. Я опять потерял сознание. Пришел в себя уже в госпитале. Там и узнал, что в том бою я был ранен в спину осколком снаряда. Удар был такой силы, что повредил позвоночник, кроме того, меня контузило. Вражескую железку вытащил санитар и отдал мне на память.

А врач объяснил, если бы осколок попал в спину не плашмя, а под углом, то своим острым лезвием легко прошил бы меня насквозь. Счастливая звезда везения мне тогда помогла! Вернувшись в часть после лечения, в первую очередь я отыскал своего боевого друга, крепко обнял его и по-солдатски скупо поблагодарил.