Старший сержант, командир орудия 7-й батареи 136-го гвардейского артиллерийского полка 68-й гвардейской стрелковой Проскуровской дивизии, он был трижды ранен и не раз награжден.
Как-то в кругу семьи отец рассказал историю о серебряных карманных часах, которые привез с войны:

- Это было за несколько дней до Нового года. Мы должны были атаковать противника перед рассветом. В небо взлетела красная ракета - сигнал к атаке! Командиры с криком «Вперед!» бросились к немецким траншеям. Мы поднялись из окопов за ними. После непродолжительной рукопашной схватки враг дрогнул и побежал. С криком «Ура!» мы погнались за ним. На бегу я споткнулся и увидел убитого молодого немца. На ладони его правой руки лежали блестящие карманные часы. Я машинально поднял их и побежал дальше.

Бой закончился. Мы добрались до новых рубежей и начали окапываться. Я полез в карман за папиросой и наткнулся на часы. Первая мысль была: как можно быстрее их выкинуть, ведь у солдат на войне не было принято что-либо брать у убитых: примета плохая. Но вспомнились широко открытые глаза погибшего солдата - мне даже показалось, он сам просил меня этого не делать. И я оставил этот трофей у себя. Может быть, эти часы стали моим талисманом и спасли мне жизнь?..

После войны у меня была мысль найти родственников того немецкого солдата по номеру часов и вернуть их как память о близком человеке. Даже сделал фото часов для отсылки в посольство, но большая обида за наше искалеченное поколение не позволила сделать этот шаг...

Сегодня, вспоминая рассказ отца, я с горечью думаю: «Неужели уроки той войны так ничему нас и не научили? И мы, дети участников кровопролитного столкновения народов, опять будем смотреть друг на друга через оптический прицел снайперской винтовки?»