Сегодня первое марта - календарный старт весны. И хотя еще далеко до тепла и зеленых листочков, все равно в воздухе уже чувствуется что-то и солнце пригревает все сильнее. К тому же неделя всего осталась до первого весеннего праздника, посвященного прекрасной половине человечества...

Однако строка из известной песни Булата Окуджавы «Бери шинель, пошли домой», вынесенная в заголовок, в этом году наводит ассоциации далеко не лирические. И мысли потому навевает, связанные с подготовкой к празднованию 60-летия Победы.

Странно, но мы до сих пор не знаем точной цифры, сколько жизней россиян унесла та далекая война. В школьных учебниках писали про 20 миллионов человек. В годы перестройки заговорили про 27 миллионов погибших. Реально же эта страшная цифра наверняка больше.

И наверняка ведь точная цифра известна, только почему-то шесть десятилетий бережно скрывается от нас. Хотя понятно, что кто-то где-то потери все же считал. Ведь обнародованы же сведения, что в битве за Берлин с 16 апреля по 8 мая сорок пятого потери с нашей стороны составили 361367 человек. Впрочем, к исходу войны военная статистика велась, вероятно, более исправно. При отступлении 1941 года вряд ли была возможность наладить штабную работу как должно.

Кто-то спросит, мол, к чему такая точность? Не знаю, может быть, уже и не стоит «вспомнить всех поименно». Тем более, как писал поэт, «это нужно не мертвым - это надо живым». А для чего вспоминать?

Лично мне это интересно потому, что меня вообще могло бы не быть, окажись гитлеровцы упорнее... Дело в том, что мой отец (сегодня день его памяти) направлялся со своей авторотой именно на Берлин. Но доехать успел лишь до Варшавы. Подъезжают эшелоном к польской столице, к тому времени давно освобожденной нашими, и слышат вдруг - в городе стоит страшная пальба из всех видов оружия. Оказалось, это палили вверх наши бойцы, узнав о Победе.

Доберись они до Берлина, кто знает, чем бы все обернулось. Судя по точной цифре, приведенной недавно в «АиФ», при взятии германской столицы командовавший операцией Георгий Жуков своих не жалел. Очевидно, у него был приказ Ставки - взять Берлин любой ценой, пока его не взяли союзники. Как поется в другой окуджавской песне, «нам нужна одна победа, одна на всех - мы за ценой не постоим».

Жуков был не из той породы русских полководцев, которые берегли солдат как своих детей. Кажется, это он придумал чудовищную (с любой точки зрения - будь то военная стратегия или простая человечность) тактику разведок боем. Забрасывали в тыл врага подразделение, иногда роту, а то и целый батальон, чтобы те наделали шуму и вынудили врага активизировать свои огневые точки, привести в движение скрытые резервы... Все это, разумеется, делалось с заведомым результатом - практически никто живым из такой разведки не возвращался.

Я не военный, не мне, наверное, судить. Однако такая стратегия и тактика, которую применяли на той войне, живет все эти шесть десятилетий. Любые реформы и преобразования в нашей многострадальной стране по-прежнему проводятся без учета, сколько жизней на это придется положить. Вот и в недавних «льготных бунтах» задавили одного пенсионера...