Мы объявили конкурс среди наших читателей на лучшие воспоминания о том героическом времени под названием "Мгновенья Великой Победы".

Это могут быть отрывки из солдатских мемуаров, боевые эпизоды из жизни ныне живущих или покойных защитников Отчизны, рассказы тех, кто трудился на казанских заводах в 1941 - 1945 годах. К сожалению, мы вынуждены ввести одно ограничение - по объему. Присланные материалы не должны превышать двух страниц машинописного текста.

Итак, все, кто захочет участвовать в нашем юбилейном конкурсе, могут присылать или приносить свои материалы по адресу: 420066, г. Казань, а/я 231, ул. Чистопольская, 5 или отправлять их по электронной почте: kazved@mail.ru. Телефоны для справок: 42-98-16, 42-98-26.

Всех победителей и призеров ожидают фирменные дипломы нашей газеты и памятные призы.

Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик!

 Слова этой шутливой песенки написаны про тех славных женщин-тружениц, которые вкалывали во время войны в деревне. Я сама с 11 лет работала в колхозе и знаю, как тяжело приходилось "слабому полу", особенно после того, как все мужики поуходили на фронт.

В нашем колхозе имени Ворошилова, что был в деревне Приютное Старо-Майнского района Ульяновской области, в 1941 году остались одни старики, подростки да бабы. День и ночь заготовляли корма, а потом убирали хлеба. Пшеницу и рожь мы косили ручными косами. Лучших коней забрали на войну, и снопы из отдаленных мест мы возили на худых лошаденках, а затем и на быках. А те снопы, что были поближе, таскали на обмолот на плечах.

Был случай, когда мы с мамой ездили поздним вечером за травой на своей корове. Когда подъезжали к деревне, за нами увязался волк. Мама взяла вожжи и заняла позицию с одной стороны, а я с другой иду с вилами в руках. До сих пор помню, как сверкали волчьи глаза, но слава богу, все обошлось: серый нас не тронул. А у коровы, натерпевшейся страху, были потом проблемы с отелом.

Летом я работала в колхозе, а зимой училась в школе, куда приходилось ходить за 13 километров пешком. Учебный год начинался в октябре, после уборки урожая. А с 9-го класса в школе началось военное дело. Нас, девчонок, гоняли по 4 часа в неделю так, словно на фронт готовили. Офицер, пришедший с войны по ранению, заставлял нас стрелять, разбирать оружие, бросать гранаты, заниматься строевой. Но 9 мая занятий не было: нас отпустили.

Как пуля летела я в тот день домой, а когда прибежала в деревню, там уже всюду висели красные флаги, причем половина самодельных - из каких-то тряпок и лоскутов. Народ ликовал и веселился, звучали гармони и балалайки, люди пели и танцевали. Так к нам пришла Победа.

Надежда МОРОЗОВА, ветеран трудового фронта.


 Как я спасла десятерых

Мне было 12 лет, когда грянула война. В ту пору наша семья жила в 5 километрах от железнодорожной станции Кшень, что в Курской области. Через нее везли раненых. Мы с девчонками набирали в саду яблок и несли их в мешках на станцию, чтобы угостить солдат, а однажды попали под бомбежку, и меня ранило в ногу осколком. Рубец этот остался на всю жизнь.

В сорок первом немец до нас еще не дошел, но фронт был всего в 4 - 5 километрах, а 28 июля 1942 года нашу область оккупировали фашисты. Немцы ходили по домам и на ломаном русском языке требовали: "Яйка, курка, млеко!" Они забрали все и нашу кормилицу-коровку увели, а мы - пятеро ребятишек - стали голодать.

Никогда не забуду случай, который произошел в оккупации. Как-то немцы зашли к соседям в дом, а хозяйка вытолкнула их и заперла дверь. Тогда один из них стал стрелять из автомата по двери. На шум сбежалась детвора. Уж не знаю, что на меня нашло, но только я бросилась на шею тому немцу и закричала: "Пан, не надо!" Тут сбежались другие солдаты, наводят на меня автоматы, а тот немец, его звали Отто, сказал им: "Найн, найн, нихт шиссен!" Меня едва оторвали от этого немца, в которого я вцепилась мертвой хваткой. Потом мне сказали, что я спасла десять человек, которые прятались в том доме.

Мы тоже скрывались у знакомых в подвале, так как папка был коммунистом. А потом нас кто-то предал, и ночью нагрянули немцы. Они хотели расстрелять всю семью, но подпольщики, которыми руководила секретарь райкома Пастухова, спасли и отца, и нас. Наши документы уничтожили, отца переправили к партизанам, а нас отвезли на станцию, откуда немцы отправляли людей в Германию в телячьих вагонах. Но на станции Уразевой, что в 70 километрах от Харькова, всех, у кого были маленькие дети, высадили. Тут мы и прожили до 19 января 1943 года, когда нас освободили советские войска.

Мы вернулись домой, восстанавливали разрушенное хозяйство: зарывали окопы и блиндажи, лопатами вскапывали поле и сажали хлеб, потом косили и убирали его. Я еще работала на почте. А после войны в нашу деревню на сто дворов вернулись всего три солдата. Остальные погибли, среди них были мои отец и брат. Когда я рассказываю об этом своим внучкам и правнукам (их у меня шестеро), то потом долго болею от переживаний. Но говорить об этом надо: молодежь должна знать, что пережил наш народ в годы Великой Отечественной войны.

Тамара СЕМЕНОВА.