Шеф-трезвенник

Когда я начала свою трудовую деятельность, праздники на работе отмечали повсюду: на заводах и фабриках, в цехах и отделах, в КБ и больницах. Подразделялись они на массовые, которые с размахом, для всего предприятия, и скромные «междусобойчики» для родного коллектива. Культурно-массовые мероприятия в те годы разрешались официально, в штатном расписании даже имелась должность массовика-затейника. Подобие телевизионных «голубых огоньков» профсоюзы проводили на всех предприятиях. Снимали обычно помещение столовой за проходной, заказывали горячий бульон, треугольники, нарезку, оливье и шампанское, готовили самодеятельные концерты с шуточными номерами и своими ансамблями.

На Новый год, к примеру, всегда находились свои Дед Мороз и Снегурочка, готовились призы и конкурсы на лучший номер художественной самодеятельности. Все было прекрасно организовано, поэтому запоминалось надолго. Но потом устраивались еще и «междусобойчики» в узком кругу - в родном цехе или отделе. И отрываться от коллектива было не принято. Но, как известно, нет правил без исключения.

Мой первый коллектив возглавлял абсолютный трезвенник. «Я так устроен», - объяснил нам начальник, который на территории вверенной ему лаборатории категорически не допускал никаких застолий по праздникам со спиртным, салатами и домашними соленьями. А застав нас однажды за этим делом, вызвал к себе профорга и меня, на тот момент комсорга, и дал втык. С тех пор в канун праздников мы слышали лишь топот отплясывавших над нами сотрудников из других отделов.

Мы, молодые девчата, особо не расстраивались. А вот мужская половина трудового коллектива чувствовала себя ущемленной и в пику строгому начальнику разливала коньяк по чайным стаканам. И шумно помешивала его ложечкой в стакане, выражая таким образом свой протест и получая удовольствие от нарушения запрета и собственно коньяка. Через несколько лет, накануне 50-летия начальника, все гадали, как же он будет отмечать свой юбилей. И надо же, наш руководитель тогда впервые нарушил свой принцип - все было как надо: мы помогли ему накрыть стол с шампанским, закуской, фруктами и конфетами. 

После этого «междусобойчики» потихоньку прижились и у нас. А мой первый коллектив запомнился мне как что-то праздничное с добрыми шутками, оригинальным поздравлением, которое мы увидели в канун 8 Марта на большом плакате: «Да здравствуют нежные девы и юные жены…» И подпись: «А.С.Пушкин и мужчины лаборатории». Мужчины вручили нам по веточке мимозы и острили: «Откуда берутся колючие жены?» А шеф, инициатор поздравления, говорил, что по реакции на него можно определить интеллект.

Отмечают все!

Потом у меня был другой коллектив, в стенах того отдела мы отмечали все праздники и юбилеи. В лаборатории и подсобке все было приспособлено для того, чтобы за полчаса преобразить рабочее помещение в подобие кафе. На стеллажах хранилась посуда - тарелки, ложки, вилки и стаканы… И хотя «мероприятия» всегда бывали строго после работы, подготовка к ним занимала добрую половину рабочего дня. Начальство в этом тоже участвовало, а женщины по традиции крошили салаты и накрывали столы.

Однажды всеми уважаемый сотрудник заказал в свой юбилей в столовой мясное блюдо на всех, а красивые застольные песни в исполнении юбиляра подхватил нестройный хор сотрудников. В финале застолья женщины мыли посуду в тазике с горячей водой из чайника, убирали со столов и неустойчивой походкой добирались до дома. Но все равно старались отмечать все что можно с «этим делом». К примеру, на 23 февраля, чтобы не ломать голову, что подарить, дамы делали мужчинам стол с коньяком, лимончиком и копченой колбасой. Из пищи духовной была стенгазета, которую я исправно выпускала ко всем праздникам, хотя меня об этом никто не просил.

Во времена правления Андропова распитие на работе резко прекратилось. Когда я вернулась из летнего отпуска, коллеги рассказали, что по всем помещениям ходил директор завода, который потребовал открыть у нас в отделе створки стеллажей, откуда на него дружно посыпались тарелки и стаканы. После этого на заводе все празднования прекратились, но наш отдел продолжал гулять или у кого-нибудь дома, или на даче, или в соседнем кафе, если случался юбилей.

Однажды на юбилее нашего начальника неизвестным нам образом оказался популярный в те годы певец Альберт Асадуллин. После своего произнесенного тоста он сказал, что ему понравился наш дружный коллектив и то, как мы пели на мотивы популярных песен музыкальную историю про нашего руководителя. К слову, начало всех наших застолий всегда было ярким. Солировал инженер с красивым голосом, мечтавший о карьере певца, но ставший конструктором станков.

После его выступления мы пели русские народные, советские и эстрадные любимые песни. Правда, чем дольше сидели и больше наливалось, тем менее слаженным становился наш хор. Солист обычно торопился домой, следом за ним убегали и другие гости. 

От оставшихся до конца мы узнавали на другой день, что кто-то потерял часы, кто-то пешком шел домой, а кто-то мучился головной болью. Имелись в коллективе и такие кадры, которые бывали подшофе почти каждый день. Это бросало тень на весь коллектив, особенно если приходила бумага из вытрезвителя. Таких, как учил профсоюз, коллектив обязан воспитывать. Собирался товарищеский суд. Провинившийся сидел перед своими товарищами, которые говорили, что ценят его как специалиста, и давал слово, что «это в последний раз». Иногда помогало…

Стимул для плана

Бывало, случалось такое обычно в конце месяца, подчиненным наливало само начальство. Конец месяца в цехе - это всегда горячка и план любой ценой! Нужно задержаться после смены, выйти в субботу, воскресенье, праздник. У начальника же всегда имелся спирт - мощный стимул для многих рабочих, знавших, что потом нальют. А еще люди выходили в выходные, поскольку за выполнение плана полагалась премия. Нередко и Новый год встречали на рабочем месте, где в темпе закручивали гайки, а потом в подсобке дружно поднимали стаканы с чистым спиртом-ректификатом, который кто разбавлял, а кто и нет. 

В перестройку народу попытались привить трезвый образ жизни талонами на водку. Но люди все равно продолжали отмечать праздники и даты на работе - и на казанских оборонных предприятиях, и на обувной фабрике, где я застала в цехе застолье с гармошкой… Теперь все иначе. Сын, работник флагмана отечественной нефтехимии, собираясь отмечать день рождения на работе, бутылку не покупает.

- Как же вы отмечаете? - спрашиваю.
- Очень просто, - отвечает он. - В обед - чай, торт, нарезка, деликатесы, фрукты. Пить у нас запрещено строжайше. Никто не хочет из-за этого терять работу. Хочешь - можешь позвать друзей в кафе, ресторан.
Еще одна причина - большинство работающих теперь за рулем. Это тоже дисциплинирует. Так что теперь застолье на работе - уже не незыблемая традиция, молодежь прекрасно обходится без нее. Есть фитнес, есть «качалка», лыжная база, каток - много чего, чем прекрасно можно заменить рюмку и застолье.