Инвалид живет на улице...

Валеру привела в редакцию в один из зимних дней одна из неравнодушных постоянных читательниц. За свои сорок с небольшим лет мужчине пришлось пережить многое: детский дом, приемные родители, выгнавшие его из своей квартиры и фактически оставившие без жилья, неудачный опыт семейной жизни. К тому же мужчина стал инвалидом после аварии, в результате которой серьезно пострадали обе его ноги. Вот уже в течение нескольких лет Валера живет возле теплотрассы на одной из казанских улиц. Средства на пропитание зарабатывает подсобным трудом без официального оформления, получает пособие по инвалидности третьей группы. И все бы ничего, сокрушается Валерий, да только украли у него медицинский полис. А без документа никак не продлить инвалидность. Да и холодно на улице…

Решив помочь Валерию, в первую очередь звоним в Министерство труда, занятости и социальной защиты РТ. Оттуда нас направляют в центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства «Милосердие». Но свободных мест там нет: большинство людей без жилья стараются провести холодное время года в тепле. Зато в центре нам дают координаты другой некоммерческой организации «Свет жизни». Созвонившись с ее руководителем, договариваемся о том, что в организации предоставят койко-место нашему Валере. Мужчину в центре ждали несколько дней. Однако он до него так и не доехал… Передумал или решил, что на улице все же привычнее?

Свет в конце тоннеля.

«В ситуацию, когда от человека отворачиваются родные и близкие и он оказывается на улице, может попасть каждый», - говорит директор НКО «Свет жизни» Марсель Халиев, с которым мы встретились в обычной трехкомнатной квартире многоэтажки, где и располагается его организация. Марсель, ныне занимающийся небольшим аптечным бизнесом, сам когда-то столкнулся с такой проблемой. С тех пор он уже не может пройти мимо попавших в беду людей. Сначала был волонтером, а позже решил организовать свой центр. За четыре года его существования Марсель повидал много изломанных человеческих судеб. Высшее образование, хорошая работа и трезвый образ жизни не гарантируют того, что в какой-то момент человек не окажется на улице, добавляет он. Для некоторых подобные центры социальной адаптации - как последняя спасительная соломинка. 

На момент нашего посещения центра «Свет жизни» там проживали шестеро мужчин. Все, кроме двух инвалидов, один из которых лежачий, каждое утро выходят на работу, они трудятся дворниками в ТСЖ. Придя с работы, готовят обед, убираются в комнатах. Есть у них и свой график дежурств. 

«Без дисциплины и определенных правил в центре не обойтись», - говорит Марсель. Любителям выпить и лентяям, не желающим работать, здесь точно не прижиться. В этом вопросе позиция директора жесткая: «Если человек не в состоянии сам себя прокормить, кто его должен кормить?»

Центр только помогает человеку подняться с колен, а уж дальше он сам волен выбирать, как строить свою жизнь. Ведь, живя на улице, человек не может даже помыться, а значит, и устроиться на нормальную работу. Кому он нужен, грязный, небритый? Получается замкнутый круг. Здесь же все условия - живи, пользуйся. Кому-то хватает нескольких месяцев, чтобы, находясь в центре, восстановить документы, найти работу, начать жизнь вне его стен. Кому-то на восстановление физических и душевных сил нужно больше времени.

Например, Евгений в центре уже около года. В прошлом он столкнулся с проблемой алко- и наркозависимости. К тому же после травмы у него стал развиваться коксартроз тазобедренного сустава обеих ног. Какое-то время мужчина жил там же, где и работал, но вскоре оказался на улице. Случайно узнав о центре, Евгений приехал за помощью. Сотрудники «Света жизни» помогли ему восстановить документы и записаться на очередь на бесплатную операцию по восстановлению сустава в Кирове. Одна операция уже позади, после периода восстановления врачи займутся другой ногой. 

Человеческие судьбы: и слезы, и смех.

Тех, кто по собственному желанию покидает центр, Марсель Халиев называет выпускниками. Признается, что ведет свою статистику. После ухода из центра лишь 12% выпускников, то есть каждый восьмой-девятый, устраивают свою жизнь: создают семьи, находят работу. Те же, в ком не искоренить «дух бомжа», так и остаются на улице. «Да потому что легче атомную бомбу взорвать, чем таких социализировать!» - не сдерживает эмоции Марсель. 
Узнают про центр «Свет жизни» по-разному: на точках бесплатного кормления в городе, через другие некоммерческие центры или в объявлении на столбе. 

«Пик посетителей был в 2013 - 2014 годах, во времена великой стройки в городе. За тот период через центр прошли 253 человека. Все покинутые, обиженные, обделенные… Они здесь отмывались, отходили от пьянки, зарабатывали средства на обратный билет домой и уезжали, - делится воспоминаниями директор организации. - Какое-то время назад мы могли себе позволить содержать в центре на разных этажах и мужчин, и женщин. Образовалась пара, люди захотели узаконить свои отношения. А поскольку с документами у них было не все в порядке, обряд провели в церкви. Через какое-то время у них родился ребенок, которого назвали Давидом. К сожалению, супруг недавно умер, и женщина сейчас проживает в другом центре для матерей-одиночек».

А есть и другая история, которую директор вспоминает со смехом сквозь слезы: «В январе 2013 года к нам в центр на велосипеде приехал 62-летний мужчина. Наше объявление он увидел на столбе. Представляете, зимой - на велосипеде! Когда стали спрашивать, что и как, мужчина рассказал, что приехал к нам аж из Вологды, где попал в трудовое рабство. Сам он уроженец Казани, имеет два высших образования. Оказался по распределению в Таджикистане, а в тяжелые времена подался на заработки в Россию. Так и попал под Вологду. Оттуда ему удалось сбежать, прихватив велосипед. Когда рулить самому было невмоготу и замерзали руки, добирался автостопом. Все это время мужчина ночевал в шалашах - сооружал их из еловых веток. Питался чем придется, в общем, прошел свою школу выживания. Мужчина пробыл в центре несколько месяцев, а потом устроился на Колхозный рынок. Познакомился с женщиной и, кажется, нашел свою судьбу». 

Проверка на доброту.

Если вопрос оплаты аренды жилья и коммунальных услуг решается с помощью ТСЖ, то самой большой статьей расходов остаются затраты на продукты питания. Но и тут, по словам Марселя, приходят на помощь сотрудничество с другими благотворительными фондами, взаимовыручка их руководителей. Удается привлечь и частных предпринимателей, фирмы. Власти города в последнее время все больше обращают внимание на эту проблему. Свидетельство тому - проведение благотворительного форума «Добрая Казань». Особая радость Марселя: сейчас оформляются все необходимые документы для передачи здания заброшенного детского садика в Крутушке, а это почти 190 квадратных метров с земельным участком, под его НКО.

«Таких центров социальной адаптации должно быть много, особенно в нашем почти двухмиллионном городе, - утверждает Марсель. - «Милосердие» не может вместить всех желающих, да и финансирование государства ограничено. Поэтому очень надеемся на помощь предпринимателей и частных лиц. Например, чтобы функционировал приют в Крутушке, нам в ближайшее время надо будет провести там электричество, воду, отремонтировать помещения. Верим, что Казань не без добрых людей. Будем очень признательны, если горожане отзовутся…» 

Бродяжничество как образ жизни.

Возвращаясь к истории Валеры, мы решили выяснить, почему же люди без определенного места жительства нередко отказываются от помощи или возвращаются к прежнему образу жизни. С этим вопросом мы обратились к психологу центра социальной адаптации Министерства труда и социальной защиты РТ «Милосердие» Александре Домрачевой.

- Бродяжничество как образ жизни существовало испокон веков. Яркий пример - пьеса Максима Горького «На дне», - говорит Александра Юрьевна. - К бродяжничеству склонны люди, которые с детства убегали из дома, или те, кто приспособились к такому образу жизни и по-другому не могут. И самое главное - не хотят ничего менять в своей жизни, в которой нет ни определенных границ, ни обязанностей, ни ответственности перед кем-либо. Ведь когда человеку предлагается помощь, он должен что-то поменять в своей жизни. Причиной отказа от помощи может быть и страх перемен. Кроме того, пребывание в социальном приюте подразумевает определенные правила, в том числе исключение алкоголя и наркотиков, а у большинства людей с улицы с этим проблемы. В приюте надо трудиться, выполнять посильную работу. Никто не застрахован от такой жизненной ситуации, когда человек оказывается на улице. Например, сейчас увеличилось число поступающих из больниц инвалидов, у которых отсутствуют родственники или потеряна с ними связь. Их мы устраиваем в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, где им оказывается комплекс услуг, в том числе и медико-социальная помощь. С остальными работают психологи, выясняя, какой они представляют свою дальнейшую жизнь. Мы помогаем восстановить документы, найти работу, направляем в наркологические клиники. Но определенный контингент из года в год возвращается в наш центр, чтобы пережить зиму, а к лету покидает его.