Знакомство с Розалиной Шагеевой поздней весной 1986 года на форуме творческой молодежи РТ в лагере «Волга» открыло мне человека восхитительного обаяния, тонко чувствующего духовное горение соратников, генерирующего концептуальный отклик высокой позитивной силы в поэзии и музыке, театре и хореографии, истории и культурологии, многократно превосходящий искусствоведческую норму. Выдавался конгломерат сведений о картине или сценической постановке, материале и стилистике живописи, скульптуре конкретного мастера, подробностях его биографии. 

Тогда речь шла о творчестве Баки Урманче, путях перевода этнического в космическое. И на моих глазах был воспроизведен «театр» доблестного творческого взлета-подвига великого соотечественника. Именно тогда пришло понимание высшей функции искусства - своего рода подключения в Космос интеллектуальной, духовной, сакральной и нравственной жизни мастера. В этом убеждаешься снова и снова, держа в руках фолиант «Розы вечности» - книгу Розалины Шагеевой о традициях и изобразительной культуре Республики Татарстан. Эта настоящая изоэпопея - об эпохе, ее движущей силе и персоналиях, создателях подлинных духовных ценностей.

Розалине Шагеевой мастерски удается вскрывать глубинные механизмы коммуникации внутри человеческого сообщества средствами поэтического слова, звуками музыки, формами пластики во всем многообразии как статичных (скульптура, архитектура), так и динамичных (хореография, балет, театр) выразительных композиций. Она доносит сокровенный смысл метафоризированного «художественного перевода» смыслов и чаяний сообщества в конфигурации и очертания «картины мира».

Человек, берущий на себя такую миссию, до удивления дефицитен, потому драгоценен своим глубинным зрением фантастического авторского замысла, многомерной опорой на этический, этнический, духовный и материальный опыты культур актуального и исторического, местного и вселенского, фольклорного и вторичного моделирования отражений и онтологических панорам конкретной цивилизации. 

Розалину Шагееву отличают легкость и раскованность обращения к наследию любого понятийного порядка - будь то манера и техника живописи и графики, особенности режиссуры или авторский почерк формирования мизансцены театрального действия, искусство владения поэтической метафорой. Причем Розалина Гумеровна прекрасно чувствует тончайшие особенности обширного лингвистического арсенала десятка владеемых ею языков, обладает тонким музыкальным слухом, ее собственный поэтический строй отличают хлесткая точность и энергия рифмы. До сих пор передо мной проблема: на котором из языков - татарском или русском - ее поэзия стала моим духовным материком возвращения родной речи и который из них таковым считать. 

Гораздо большим опытом культурологического, творческого, интеллектуального и дружеского общения я разжился в период проектного поиска и строительства мечети Кул Шариф в Казанском кремле, смысловая ткань которой формировалась, оттачивалась и доходила до пластического воплощения с активной критической, но всегда конструктивной поддержкой Розалины Шагеевой благодаря ее изысканиям, научной реконструкции древней мечети. Грациозный силуэт самой мечети и локального ансамбля с павильонами, ландшафтными складками на границе молельной и экспозиционной исторической зон не раз подвергался серьезному средовому разбору. 

Музей тысячелетия истории Казани в экспозиции НКЦ формировался как батальное полотно цивилизации на Средней Волге - новый шаг нашей многолетней дружбы и сотворчества. Здесь мы впервые в краеведении открыли иной жанр музейного действия, пытаясь увидеть город как сложную цепь взаимодействия многих людей, поступков и событий в причудливом процессе формирования городской культуры и кристаллизации чувства гражданства. 

Сегодня многогранное творческое движение Розалины Гумеровны в научном, поэтическом, искусствоведческом и культурологическом, театрально-сценографическом, живописном и декоративно-прикладном и других векторах и осях творческих процессов всего мира - от соседней Башкирии и Марий Эл до Франции, Европы и США - подключает Татарстан в орбиту широкого мирового культурного пространства. Розалина Шагеева исключительно ценна преданным служением цивилизации моего народа. Она всегда готова к осознанию и передаче тончайших гармоний человеческих чувств. Поэтические сборники и сочинения Розалины Шагеевой сопровождают мой труд и мой сон. Такого наслаждения от чтения желаю всем и горячо поддерживаю выдвижение на Государственную премию РТ им. Габдуллы Тукая автора энциклопедии искусства республики «Розы вечности», оставаясь убежденным сторонником его непревзойденного мудрого культурного совершенства и доброго ориентира.