Вечно Озабоченный

Озабоченного мучают мрачные предчувствия («Мы не успеем выполнить все в срок» или «Кто-то наверняка сделает это лучше нас»). Он считает своим долгом с каждым поделиться своими пессимистичными прогнозами, сомнениями. Он обладает завидной способностью нагнетать обстановку. В скором времени охваченные беспричинным предчувствием надвигающейся катастрофы члены коллектива начинают беспокойно метаться из стороны в сторону будто рыбки в аквариуме перед землетрясением.

Неугомонный Баламут

Бурный поток неожиданно возникающих идей и безумных начинаний, вызывающий у окружающих шоковое состояние, для Баламута является привычной средой обитания. Он наивно полагает, будто все без исключения обязаны с восторгом поддерживать его точку зрения. Среди разделяющих его энтузиазм людей Баламут чувствует себя как рыба в воде. Найдя какого-нибудь зеваку, Баламут увлеченно рассказывает прошлогодний анекдот или расписывает прелести своей идеи очередной крупномасштабной операции. Глядишь, доверчивый ротозей клюнет на приманку... И вот уже отпечатаны бланки договора и составлена смета, все закрутилось-завертелось. А где же наш Неугомонный? Его уже и след простыл - он снова с головой ушел в организацию следующего проекта века...

Разочарованный Отшельник

Обычно Отшельник приходит на работу, когда все остальные уже разошлись по домам. Странно, да? Но для Отшельника ничего странного в этом нет, он еще умудряется при этом совершенно искренне недоумевать: «Почему я всегда оказываюсь в стороне от общих дел и к моему мнению никто не прислушивается?» Надо отдать обиженному Отшельнику должное - что-что, а свое мнение у него действительно есть. Причем, как правило, резко отличающееся от общепринятого, точнее - идущее с ним вразрез. «Бесполезно искать с кем-то общий язык», - думает Отшельник. Поэтому ему остается только один путь - удалиться в пустыню отчаяния. Вот так, из-за «черствости окружающих», и приходится Отшельнику довольствоваться общением с миражами и жить воспоминаниями о тех далеких временах, когда люди уважали друг друга, были в обращении тактичными и чуткими.