Пока суд да дело, то есть пока Конституционный суд РФ взвешивает, полномочны ли татары выбирать алфавит для своей письменности и стоит ли этой высокой судебной инстанции прислушиваться к письму в свой адрес от Всемирного конгресса писателей в поддержку свободы лингвистического выбора, расскажу немного о Норвежском Королевстве. Замечу сразу, организация всемирного писательского форума за последние десять лет была, пожалуй, наилучшей. Норвегия здесь еще раз подтвердила статус самой высокоорганизованной страны мира. Юбилейный конгресс торжественно открыл Его Королевское Высочество крон-принц Хаакон.

В этот день, 7 сентября, в горах северной, заполярной Норвегии над фьордами - берегами, глубоко изрезанными морскими проливами и заливами, выпал снег. Город Тромсё, приютивший наш конгресс, - это остров с тремя многокилометровыми мостами, соединяющими Северный Париж с остальной Норвегией. Северным Парижем город называют из-за обилия туристов, гостиниц, ресторанов, баров, в которых 25 тыс. посадочных мест на 60 тыс. горожан. А еще, наверное, из-за красоты. Красоты, конечно, необычной, северной. Представьте себе портовый городок с разноцветными игрушечными домиками, с пришвартованными к причалам океанскими лайнерами, яхтами, разнокалиберными рыбацкими судами... А вокруг белоснежные горы, тихая бесконечная вода и шумные буревестники.

Время года нас встретило обыкновенное - с днями и ночами. А так, летом здесь солнце не скрывается за горозонт, а зимой стоит беспросветная полярная ночь. На картинах норвежских живописцев много красочных видов северного сияния, а на столах даже во время завтраков всегда горят свечи.

А еще в Норвегии культ воды. Она здесь прекрасная, широко экспортируемая, подается всегда с шариками льда. Даже автоматы, круглосуточно обеспечивающие вас льдом, на каждом этаже гостиницы стоят. Кстати, лед в Норвегии тоже предмет экспорта. Основные же статьи вывоза товаров за границу - нефть, нефтепродукты, природный газ, железная руда, титан, морские суда, рыба, бумага, древесина...

В 60-е годы минувшего века в Северном море были открыты месторождения нефти, и Норвегия быстро превратилась в одну из ведущих нефтяных держав. Нефть и нефтепродукты на сегодняшний день самые весомые природные богатства страны. Надо также упомянуть специализацию на производстве морских буровых вышек и отдельно сказать об электроэнергии в северной стране. Источником ее здесь служат бурные реки, водопадами нисходящие к подошвам заснеженных гор. Красоты необыкновенные. Мы их озирали, когда ездили автобусной экскурсией в рыбачий поселок, когда ходили на морские прогулки и рыбалку с вертких суденышек на тридцать мест, как древние викинги.

Человек во время путешествий невольно сравнивает познаваемую страну со своей. И мы сравнивали. Да, китов, семги, моря, гор, оленей и белых медведей у нас нет, опыта тут не переймешь. Зато много другого, поучительного.

В свое время мы много теоретизировали о социализме и коммунизме. Их мы воочию увидели и на практике испытали в Норвежском Королевстве, хоть оно по форме правления и является конституционной монархией.

В Норвегии нет миллионщиков, способных купить лондонский клуб «Челси», и нет не только бомжей, но и людей за чертой бедности. Живут почти все одинаково - в двухэтажных симпатичных коттеджах с гаражами на два автомобиля, зелеными, ухоженными участками, украшенными фонтанчиками, клумбами, небольшими статуями. В сельской местности участки значительно больше, они используются под пастбища. Не увидели мы вызывающе богатых особняков, как и характерных для нашей страны многоэтажек. Там живут не квартирами, а домами. Архитектуру Норвегии со всеми ее церквами, университетами, вокзалами, художественными галереями я бы назвал функционально-аскетической. Ничего лишнего, никаких позолот, колоннад, лепнины... У них модно не скрывать в залах аэропортов, соборов, ресторанов всяческие строительные конструкции, будь то металл, бетон или дерево. Дубовые балки, брусья под потолками и по стенам норвежских баров, пабов - это уже просто культ. Любая строительная или бытовая загогулина в норвежском быту несет функциональную нагрузку.

Чаевые за обслуживание в Норвегии давать не принято - обидишь не на шутку. Наоборот, за покупку в магазинах получаешь небольшую шоколадку.

Жениться любят норвежцы на русских, большей частью из Мурманска и Питера. Наш столик в ресторане гостиницы обслуживала Наташа из Санкт-Петербурга. Говорила она с акцентом, так как была за норвежцем уже больше семи лет. Волонтерами на конгрессе работало немало девушек, прибывших в университет города Тромсё по вузовскому обмену из России.

Норвегия - одна из ведущих стран, успешно противостоящих глобализму. Королевство не вступило в Евросоюз, хотя имеет голос с правом вето. Потомки викингов не отказались от норвежской кроны, хотя и евро у них в ходу. Кстати, о норвежских кронах. Я не знаю других монет, у которых была бы дырочка посредине. Хотя, говорят, это придумали еще древние монголы. По их поверью: взглянешь в эту дырочку на солнце - счастливым будешь.

Но солнца в Тромсё практически не было. Все семь дней работы конгресса шел дождь.

Основная религия Норвегии - христианство (лютеранское). В городских лютеранских соборах проходят большие музыкальные концерты. К слову, платные. Мы побывали в двух соборах - старинном, деревянной постройки, и современном, что называется из стекла и бетона. В первом слушали классическую хоровую музыку, в втором фольклорную в сопровождении народных инструментов... и убойной электрогитары.

Теперь о том, что я в Норвегии не увидел и не услышал. Не услышал я в оригинале своей любимой норвежской рок-группы «А-ха», которой просто в это время не было в стране, и не увидел давно волнующего меня живописного полотна Эдварда Мунка «Крик». Буквально за несколько дней до нашего приезда в Осло картину украли.

Не увидели мы в Норвегии и ни одного полицейского. Специально высматривали - нет. Хоть бы форма какая у них, посмотреть... Не получилось. Ни швейцаров в отелях, ни вышибал в ресторанах. Как-то я оказался без ключа своего гостиничного номера. А был я с коллегами Гараем Рахимом и Газинуром Муратом. Лики у них, прямо скажу, мало похожи на поэтические и далеко не утонченные. И вот я вместе с ними прошу у служащей отеля открыть комнату. Та улыбается в ответ и, не спрашивая никаких документов, никаких гостиничных визиток (их в природе там нет), поднимается с нами на третий этаж, впускает кодлу в указанный номер, а сама беззаботно удаляется.

На светофорах норвежцы дожидаются зеленого света, если даже на горизонте нет ни одного автомобиля и если даже на дворе три часа ночи. В свою очередь автомобилисты останавливаются перед тобой, если даже ты пересекаешь улицу в неположенном месте. Но этот пешеход, понятно уже сразу, не норвежец.

Ахат МУШИНСКИЙ,
Норвегия - Татарстан.


КСТАТИ

Возвращаясь к беспрестанным дождям. Норвегия весьма протяженна по западному берегу Скандинавского полуострова. И когда в заполярном Тромсё лили дожди, в Осло было необыкновенно тепло и погоже. В аэропорту я достал норвежскую крону, посмотрел в дырочку на солнце и до самой Москвы был счастлив.