Во втором ряду по левую руку от церкви Ярославских Чудотворцев за металлическим крестом из прутьев арматуры с двумя табличками «Боратынский Александр Николаевич, 1867 - 1918» и «Боратынская Екатерина Николаевна, 1864 -1945» стоит похожий на беседку склеп. В нем покоятся профессор Александр Генрихович Ге и его супруга Анна Павловна. Склеп, несмотря на кажущуюся монументальность, создает ощущение легкости; он будто парит над жмущимися друг к дружке холмиками на тесном кладбище. Легким был и характер того, кто здесь покоится. Родился Александр Генрихович 26 октября 1842 года в семье учителя французского языка, преподававшего в Казанской гимназии.

Пришло время, и юного Сашу отдали в Первую Казанскую гимназию, которую он успешно закончил. А в Императорский Казанский университет он поступил уже по собственному желанию, выбрав весьма нелегкий медицинский факультет.

Почему смешливый и общительный молодой человек выбрал себе невеселую специальность сифилодолога, для меня, например, остается загадкой. Впрочем, надо же кому-то было по-настоящему лечить сифилис, вспышка коего, как это обычно и случается, охватила губернские города сразу вслед за демократическими реформами Александра II Освободителя. А шарлатаны типа «докторов» Сторлей и Шраммов с их мазями «против трипперу, сифилису и упаданию мужской силы», коих расплодилось вдруг немерено, только усугубили ситуацию.

Успехи Александра Генриховича в избранной области действительно не замедлили сказаться: уже в 1866 году он был назначен ординатором Казанской губернской земской больницы и заведующим ее женским отделением.

5 мая 1868 года Ге блестяще защитил диссертацию на степень доктора медицины, а в 1870 году был командирован за границу «для усовершенствования в знаниях» с неплохим на то время казенным содержанием в 1500 рублей в год. Он занимался у известных профессоров Австро-Венгрии и Германии, слушал лекции в Венском и Вюрбургском (Бавария) университетах.

В 1872 году, вернувшись в Казань, Александр Генрихович начал преподавать на кафедре кожных и сифилитических болезней в звании приват-доцента. Через год он стал доцентом, в 1884-м - экстра-, а в 1888-м - ординарным профессором университета. Это при нем была построена факультетская клиника кожных и венерических заболеваний и создан светолечебный кабинет ультрафиолетового излучения, оказывающего благотворное влияние на больную кожу.
 Его «Курс венерических болезней» выдержал 10 (!) изданий, а научные работы, публиковавшиеся в журнале «Нормальная и патологическая гистология», вызывали ажитацию и споры в российских медицинских кругах.

После 25-летней выслуги Ге дал согласие поработать еще пять лет и в 1898 году был выведен за университетский штат «с оставлением за ним заведывания клиникой кожных и венерических болезней».

Он стал хворать в смутные годы Первой русской революции. Родные ждали скорой его смерти. И все равно она случилась неожиданно: в воскресенье, 1 июля 1907 года, в 9 часов 20 минут вечера сердце заслуженного профессора Александра Генриховича Ге остановилось. А в среду 4 июля в 10 утра тело было вынесено в лютеранскую церковь и должным образом отпето.

Большую и проникновенную речь говорил над телом Ге его друг, профессор и общественный деятель Николай Федорович Высоцкий, непроизвольно поглаживая дубовый с золотым позументом и кистями гроб. А потом траурная колесница с идущими за ней людьми с непокрытыми головами двинулась по Покровской, Грузинской и достигла Арского кладбища, где уже ждал пастор. Гроб был без венков. На могилу тоже не положили ни одного венка - такова была воля покойного. Очевидно, чтобы ему не было тяжело.

Симпатичный был человек. Легкий.

Леонид ДЕВЯТЫХ.