Эта история произошла в те годы нашего советского прошлого, когда дефицитом было все - от дешевых спичек до дорогих мебельных гарнитуров. Не говоря уж о продуктах. Достать простую банку сгущенки или килограмм шоколадных конфет было пределом мечтаний. А кушать хотелось! Где есть спрос - там есть и предложение. Появились первые челноки. Незаконные. Однако желающих подзаработать на контрабанде было достаточно, потому что прибыль получалась огромная: товар перепродавали дороже в несколько раз. Особым спросом пользовался хороший кофе, провозить через границу разрешалось его по две банки на человека. Вот в одном из поездов, пересекавших границу, соседями по купе оказались два наших соотечественника: мужчина лет сорока и старенькая бабулька. Время как-то коротать надо, делать нечего, они и разговорились:

- Ты откуда будешь-то, сынок?
- Из Москвы.
- По пути, значит, нам. Я сама из Казани. А что за границей-то делал?

- Служебная командировка, бабуль. Ну и намучился я. На завод не пускают, документы не подписывают. Кое-как все дела закончил. Теперь бы быстрее домой попасть, перед начальством отчитаться: так и так, задержался в связи с непредвиденными обстоятельствами, но с работой справился.

- Да, строго у нас сейчас. А я вот у дочки гостила. Замуж она там вышла. Да уж больно все дорого. Денег-то на дорогу не было, я и заняла у соседки.

- Как же теперь отдавать-то будешь? Дочка поможет?
- Да нет. Где уж там. Молодым и так всегда не хватает. Я тут, скажу тебе по секрету, на последние деньги 20 банок кофе купила. Приеду, продам - и долг отдам, и на хлебушек останется. Жизнь-то тяжелая, приходится крутиться.

В таких вот дружеских, доверительных разговорах время пролетело незаметно. Вскоре добрались до границы. Там, как и положено, таможенный контроль. В купе входит стервозного вида женщина с двумя пограничниками. Осматривается, видит интеллигентного вида мужчину и бабулю-божий одуванчик - на контрабандистов не похожи. Но на всякий случай спрашивает:
- Декларировать что-нибудь будем?

Бабушка скромно молчит. Но второй пассажир вдруг объявляет:

- У нее в сумке 20 банок кофе.

И показывает на бабулю. Тут же начинается обыск. Перетряхивают все ее вещи. Постепенно на столе выстраивается длинный ряд кофейных банок. Все это сопровождается всхлипываниями и причитаниями незадачливой контрабандистки. Когда же банки начинают изымать, бабуля, поняв, что ни денег, ни кофе ей не отдадут, начинает неистово кричать и набрасывается с кулаками на обидчиков. Пограничникам ничего не стоило бы унять хоть и взбешенную, но все же слабую пожилую женщину. Однако на крики из соседнего купе появляется компания изрядно подвыпивших молодых людей, желавших разобраться в чем дело. Слово за слово, и между пограничниками и разгоряченной компанией начинается настоящая разборка. Ребята в конце концов выталкивают таможенников из купе. Ситуацию спасает неожиданно появившийся патруль во главе с капитаном, который быстро утихомиривает шумную молодежь, пригрозив высадить с поезда. Ребята, выяснив, что никакой особой причины для разборки не было, успокаиваются и расходятся по своим местам. Порядок наконец-то восстанавливается, и состав начинает двигаться, пересекая границу.

В том же самом купе сидят тот же мужчина и та же пожилая женщина. Бабуля зло смотрит на своего недавнего собеседника и угрюмо молчит, иногда всхлипывая и вытирая глаза платком.
- Бабуля, да не убивайся ты уж так. Не конец же света.

- Да тебе-то, может, и не конец. А я-то теперь как протяну? Мне с моей пенсией вовек не расплатиться. Как я в глаза соседки-то смотреть буду? - ответила она и разрыдалась.

Немного успокоившись, старушка опять посмотрела на своего собеседника и спросила:

- А зачем ты им про кофе-то рассказал? Из органов, что ль?

Мужчина улыбнулся и ответил:
- У тебя сколько банок кофе было?

- Двадцать.
- А у меня четыреста.

С этими словами он достает из-под сиденья большую сумку, наполненную драгоценным товаром. Тут же раскрыв ее, он отсчитывает 60 банок и отдает бабуле.

- Столько хватит?

Все еще не веря своему счастью, бабушка оторопело смотрит на ряд драгоценных банок. Тут же слезы сменяются бурной радостью. Кофе перекочевывает в чемоданы предпринимательницы и занимает свое тайное место среди ее одежды. Забыв про свои упреки, которые она хотела высказать соседу-приятелю, бабушка все же спрашивает:

- А что ж, сынок, ты мне-то ничего не рассказал? Про кофе-то?

- Да чтобы натуральнее все было. А то бы не поверили. Строго у них все. Да ты и сама все видела.

Разговор продолжился на самой дружеской ноте. Когда подъезжали к Москве, попутчики стали лучшими друзьями. На прощанье бабушка дала свой адрес: «Будешь в Казани, заходи в гости, сынок. Так и скажи - к бабе Нюре. Меня там в доме все знают. Кофейку попьем».

Лилия ШАКИРОВА.