70 лет жила, строила, рожала детей, побеждала врагов, запускала в космос корабли страна с гордым названием СССР, откуда многие из нас родом, откуда родом наши отцы, матери, бабушки и дедушки. 

Новое поколение выросло и растет уже в другой стране, которую от СССР отличает не только название. А что же еще? Этот вопрос я стараюсь задать многим людям, например, водителям такси. И получаю удивительные ответы. 

«Да, я жалею, что распался Советский Союз, - ответил мне таксист-армянин. - Там, в СССР, люди были добрее, была дружба между народами. Была стабильность, уверенность в завтрашнем дне».

«Да, я жалею, - признался молодой человек, который успел вступить в пионеры в Советском Союзе. - Уважения к человеку было больше. Бывает, некоторые, садясь в мое такси, по-хамски относятся ко мне, как к слуге, что ли...»

Что это - просто ностальгия по юности или воспоминания о чем-то хорошем, что было частью нашей жизни и безвозвратно утеряно? 25 лет прошло с тех пор. Можно ли взять оттуда то, что пригодилось бы и сегодня? 

Из рассказов мамы я помню, что в одно время, еще до войны, в школе была введена коллективная ответственность за учебу. Класс был поделен на пионерские звенья, объединенные в один пионерский отряд. Звенья соревновались между собой по показателям в учебе. И это порой приобретало абсурдную форму. Если кто-то получал двойку, то плохая оценка ставилась всем членам звена, причем даже тем, кто ее совсем не заслуживал. И наоборот - двоечник мог получить пятерку, если его старательный и сознательный товарищ подходил к учебе серьезно. Хорошо, что вовремя разобрались, к чему это может привести, поняли, что каждый должен отвечать сам за себя. Вернули классическое обучение, равное дореволюционному, гимназическому, вернули школьную форму. 

В наше время одновременно с распадом СССР произошел скачок информационных технологий. В страну хлынул поток компьютеров, мобильных телефонов, всевозможных гаджетов. Это, конечно, хорошо. Но компьютер не должен заменять преподавателя. Об этом с болью рассказала мне двоюродная сестра - преподаватель с большим опытом - и производственным, и педагогическим. Она с гордостью поведала о том, что при советской власти бесплатно окончила два вуза - КГПИ и КАИ. Работала над созданием ракет, преподавала в летном училище, была методистом в среднем учебном заведении, как она выражается, «готовила металлистов» для заводов - токарей, сварщиков, слесарей. Однажды, зайдя в класс одного из ссузов, сестра обнаружила, что ребята предоставлены самим себе и изучают новую тему по компьютеру. Наверное, такой случай в ее практике был не единственным, а многолетний стаж подсказал, что не все добросовестно изучают заданную тему, что роль преподавателя нельзя сводить только к экрану монитора. Где личность педагога, где контакт с учащимися, личный пример - какой-нибудь случай из жизни и практики?

Не согласна сестра и с повсеместным введением ЕГЭ, считает, что надо, как раньше, сдавать экзамены после пятого класса каждый год. Ну и, конечно, повышать престиж рабочих профессий и заработной платой, и гарантированными рабочими местами на заводах. Только где их возьмешь, эти места, когда производства пострадали после перестройки больше всего? 

Когда в Казани все заводы, как говорится, работали на полную катушку, никто не боялся прийти после школы на производство: «Подумаешь - не поступил в институт, пойду к отцу или матери в цех. До армии поработаю, приобрету специальность, а там видно будет». Кстати, армии никто в 70-е годы прошлого века не боялся. И приходили со службы, поступали на вечернее обучение в вузы. Это был уже осознанный выбор. Был опыт работы, был социальный институт - армия за плечами плюс вузовские инженерные знания. И к 25 годам человек уже крепко стоял на ногах - был специалистом, способным и новую технику создавать, и руководить. На заводе, где я работала, было немало молодых начальников цехов, не говоря уже о мастерах и бригадирах. 

Двоюродная сестра считает, что сейчас произошла девальвация высшего образования. Число вузов увеличилось, помимо бюджетной формы обучения есть возможность учиться на коммерческой основе. Купить диплом - не проблема, и поступают за деньги, и учатся за деньги. Только вот где работать всем специалистам с «корочками»? Да и смогут ли они работать по специальности? Кто поведет в ближайшие годы самолеты и поезда, кто построит дома и мосты, испечет хлеб, починит унитаз, газовую плиту? Кто будет лечить нас с вами, наших детей и внуков? 

Одна моя знакомая убеждена (и вполне справедливо), что медиков и будущих педагогов нельзя учить за деньги, что для таких специальностей не может быть коммерческих факультетов. Эти профессии в первую очередь требуют особого отношения к людям, я бы сказала, служения в высоком смысле этого слова. Бывало, в советские времена поступали в медицинский не сразу, но тот, кто знал, что это его дело, повторял попытки, пока они не заканчивались успешно. В педагогический шли, уже попробовав себя в роли пионервожатых в летних лагерях. Высококвалифицированные специалисты были не только в стационарах, они были и в рабочих поликлиниках, и в заводских. Но удивляет даже не это, а отношение к человеку, к больному.

Однажды мама вызвала врача к бабушке, оставшись для этого дома. Осмотрев больную и выписав рецепт, врач заметила, что мама держится за голову: «Что, у вас голова болит?» Доктор измерила маме давление и удивилась, что она собирается на работу, выписала больничный. С тех пор мама была на учете как гипертоник. Как гипертонику, стоящему на учете в заводской поликлинике, маме была рекомендована профилактика - два раза в год проходить обследование, назначался курс уколов. И если мама об этом забывала, а может, не хотела лишний раз идти к врачу, обходясь таблетками, то поликлиника сообщала в табельную. И тогда уже табельщица действовала своими методами - грозила поставить «невыход на работу», если мама не пойдет к врачу. Так следили за здоровьем трудящихся. Я уже не говорю о регулярной проверке тех, кто работал на вредном производстве. Профилактика профзаболеваний была на высоте. И не только их.

В 90-х годах начали делать повсеместные прививки от гриппа. Врач и медсестра приходили в цех и делали прививки прямо на рабочих местах. Однажды я обратилась в поликлинику по поводу ЛОР-заболевания. Врач, назначившая анализ крови, обнаружила у меня низкий гемоглобин и тут же выписала больничный. Я была удивлена: обратилась просто за лекарством, а оказалась на больничном. Да, я действительно чувствовала себя неважно и не знала почему. 

Не хочется жаловаться, но в нашей нынешней отремонтированной районной поликлинике, сверкающей чистотой, не хватает именно того отношения к больному, какое было в советское время. Хотя исключения из правил встречались и тогда, но это были все-таки исключения. 

Профессии врача, учителя были очень уважаемыми в стране, и поднять руку на их представителей было немыслимо. Но и к рабочему человеку, стоящему за станком или сеющему хлеб, было внимание со стороны печатных органов и работников искусства. Например, в газетах всегда писали о передовиках производства: кто сколько выдал на-гора металлопроката, сколько вырастил хлеба, сколько построил домов. Уважение к мастерству было, хотя тогда над этим подсмеивались: «Лучше бы зарплату прибавили, чем грамоту вручать». Но, надо сказать, зарплата у высококвалифицированного станочника была сдельной и высокой и порой не сильно отличалась от оклада директора завода. Такого разрыва в оплате труда, как сейчас, не было. И директор, не стесняясь, жал при встрече рабочему руку, чем тот очень гордился. Кстати, и с охраной труда тоже было лучше. Это не значит, что не было ЧП, их старались предупреждать, для этого был специальный отдел. Но при серьезном увечье завод обязывали выплачивать пожизненную компенсацию пострадавшему.

Многое, очень многое хотелось бы взять из нашего недавнего прошлого в сегодняшние дни: стабильные цены на услуги ЖКХ и на продукты, бесплатные детские кружки, возможность ездить отдыхать за счет профсоюзов, доступные цены на самолеты, поезда. Мы много ездили и путешествовали по своей стране, и поговорка «Слетать в Сочи на три ночи», кстати, была придумана именно в те годы.