- Складывается впечатление, что ваши "гарики" рождаются очень легко, играючи, экспромтом...

- Бывает, что и экспромтом. Иногда придет строчка, я записываю ее в какие-нибудь старые записные книжки, на случайные листочки - что под руку попадется, поэтому многое, конечно, потерялось. Но сейчас, поскольку издатели предлагают мне издавать мои книжки, я стал бережнее относиться к тому, что пишу.

- Игорь Миронович, что самое сложное было для вас в тюрьме?

- Замкнутое пространство и голод. Всегда хотелось есть, а больше никаких особенных сложностей для меня не было. Но это зависит только от человека - можно и в тюрьме ощущать себя свободным, а на воле - полностью зависимым...

Несчастны чуть ли не с рожденья,

Мы горько жалуемся звездам.

А вся печаль от заблужденья,

Что человек для счастья создан.

- Как вы считаете, чувство юмора по наследству передается?

- Да, вот у меня сын и дочь обладают ТАКИМ чувством юмора, что мне до них далеко... Сын так просто издевается надо мной непрерывно. Я для него - полигон для насмешек и подколов.

- А внуки?

- Внуки не знают русского языка. Бабушка, конечно, немножко их учит, кудахчет над ними. Но это бесполезно, потому что окружение не говорит по-русски.

- А вам не обидно, что они не знают русского?

- Да нет, а что делать? Жизнь так сложилась. Они живут в другой стране, в другой языковой среде, вот подрастут, и если у них будет желание, они выучат язык.

- Вы рискуете со сцены материться. Вам не говорили, что у вас это получается очень красиво?

- Спасибо за комплимент. Мат в моих стихах не для того, чтобы доказать, что я такой крутой. На концертах я сразу честно предупреждаю, что будет мат, чтобы те, кто не желает осквернять свой слух, могли покинуть зал. Но те, кто оставались, много раз говорили мне, что мат в моем исполнении звучит совсем не грязно и не пошло. Дело в том, что если человек считает, что неформальная лексика звучит грязно, пошло или скользко и сам внутренне считает ее ненормальной, стесняется ее, то она так и звучит - грязно и пошло.

Я же употребляю мат не для эпатажа, не для того, чтобы выпендриться или самоутвердиться. Я абсолютно искренне считаю эту лексику естественной частью "великого, могучего, правдивого и свободного", поэтому она и воспринимается как нечто естественное.

- Вы заметили, что сегодня на вашем концерте больше всего над ругательствами смеялись люди старшего поколения?

- А у них просто хороший вкус к русскому языку. И еще это в какой-то мере избавление от комплексов.

- А почему вы ставите мат обычно в последней строке ваших "гариков"?

- А потому, что если мат будет в первой строке, то зрители будут смеяться над первой и помешают мне читать дальше.

И спросит Бог: "Никем не ставший,

Зачем ты жил? Что смех твой значит?"

"Я утешал рабов уставших", -

Отвечу я. И Бог заплачет.

- Когда вы были в Казани несколько лет назад, рассказывали, что работаете над книгой для детей...

- Да, мы эту книгу выпустили.

- И она тоже - с ненормативной лексикой...

- Знаете, одна моя знакомая прочитала ее и в гневе позвонила мне... Я спросил, будет ли она читать такие стихи своим внукам. А она ответила, что выкупит сразу весь тираж книги, чтобы дети никогда ее не прочитали. Конечно, все это было сказано в шутку, но я на самом деле убежден, что дети ни у кого не учатся материться.

- А откуда тогда они подхватывают эти слова?

- Вот именно "подхватывают". Если вы думаете, что бранные слова они приносят из детских садов, с улицы, то ошибаетесь. Мат витает в воздухе, и они просто впитывают его. Так что учить мату детей не имеет смысла. Они и так все знают и понимают. Но просто не хотят до поры до времени расстраивать своим знанием взрослых. Вот всего одна реальная история... Одна моя знакомая - петербургская дама-филологиня, посвятила всю себя воспитанию внука. Она с ним разговаривала, читала книжки, полностью отгородила от пагубного влияния улицы и очень гордилась его успехами. И вот представьте ситуацию... Бабушка выводит пятилетнего внука из гостей, где он блистал своими начитанностью и благовоспитанностью. Был январь, и мальчик, как истинный джентльмен, протянул ей руку: "Бабушка, дай, пожалуйста, руку, здесь очень скользко, если нае..., то по крайней мере вместе..." Почтенная публика пришла в восторг. В России все-таки не исчезло еще уважение к слову, и люди хорошо, очень чутко слушают и слышат слово.

- У вас по-прежнему много стихов о старости и смерти, и кажется, они стали еще пронзительнее...

- Недавно умерла моя собака. Это так ужасно - увядание живого организма. Я про нас даже загадку придумал, которую никто не мог отгадать: "Старика ведет старикашка положить на дорогу какашку".

Ну что тут говорить... Старость и смерть - они как стихия неотвратимы, поэтому бояться их бессмысленно. Единственное, что можно сделать, - достойно встретить их.

Беседовала Ольга ИВАНЫЧЕВА.


СПРАВКА «КВ»

Игорь ГУБЕРМАН написал ряд научно-популярных книг по биологической кибернетике, книгу об исследовании мозга и психиатрии, о великом психиатре Бехтереве, поработал «литературным негром» - сочинил несколько романов для других писателей - членов Союза писателей. Был машинистом электровоза, слесарем, электриком-наладчиком.

За свои искрометные философские «гарики», давно ставшие народными, отсидел в советской тюрьме пять лет и после этого был выслан из СССР в Израиль.