УТРО

В пять часов утра самые первые вагончики, "умытые" и очистившиеся от вчерашнего мусора, выезжают на городские маршруты. Будто пробуждаясь от короткого сна, они сперва нехотя, а потом все резвее катят по улицам и проспектам просыпающейся столицы, подбирая первых пассажиров.

В ранние часы трамваем пользуются в основном рабочие казанских предприятий и продавцы магазинов и рынков, чей трудовой день начинается с 6 - 7 утра. Еще едут военные, пассажиры ранних поездов и междугородних автобусов и конечно же рыбаки.

- Дайте билетик, пожалуйста! - здоровенный дядя с удочками в руках и огромным рюкзаком за плечами бережно тронул за плечо задремавшую кондукторшу.

- Ну как успехи, дядя Вася? Вы вчера грозились наловить жене на уху... - отрывая голубую бумажку, поинтересовалась она у постоянного, как видно, пассажира.

- Может, сегодня поймаю, - буркнул тот, примостившись на краешке сиденья.

Пользуясь затишьем, знакомлюсь с кондуктором - в прошлом инженером-технологом вертолетного объединения, а ныне работником "Казгорэлектро-транса".

- Я уже несколько лет работаю в депо. Уволили по сокращению, вот и пришлось переквалифицироваться, - улыбается Галина Яковлева.

По ее твердому убеждению, ранним утром в казанских трамваях ездит самый дисциплинированный, скромный и культурный народ. Взять хотя бы работяг: ни один бесплатно не проедет! Что касается работы кондуктора, то она, по мнению Галины, не лучше и не хуже других. Если план привезешь, то заработаешь, причем побольше любого инженера. Ну а если пролетишь с выручкой, то выйдет голый оклад. Поэтому приходится в буквальном смысле крутиться, особенно в часы пик.

Постепенно салон заполняется людьми. Теперь уже кондуктору не до разговоров: ведь надо успеть всех "обилетить", пока на остановках не разбежались.

- Граждане, передавайте за проезд, не ждите проверки! - громко произносит Галина, с трудом продираясь сквозь плотные ряды пассажиров. Но граждане молчат и смотрят в окна. В семь часов появились школьники с ранцами, многие в сопровождении мам или бабушек. А вот и первые студенты: девушки с крохотными рюкзачками, парни с тонюсенькими папочками, а то и с одной тетрадкой под мышкой (и как они учатся без учебников?). Зато почти у всех имеются проездные билеты, которые они ленятся предъявлять кондуктору. А некоторые ворчат: "Ну чего пристали, я же сказал - проездной у меня!" На все это, разумеется, уходит время, а остановки, между тем, мелькают все чаще, и немало пассажиров выскакивают "необилеченными". Впрочем, как сообщили в управлении "Казгорэлектротранса", сегодня добрая половина пассажиров трамваев и троллейбусов пользуется льготами. Еще процентов 10 - 15 имеют проездные билеты. Так что реальные доходы муниципальному предприятию приносит лишь третья часть пассажиров. За ней-то и ведут активную "охоту" кондуктора и ревизоры. Хотя в тот день наш трамвай не проверяли ни разу. Наверное, ревизоры копят силы к январю 2005 года, когда и начнется настоящая ловля "зайцев"!

Кстати, многие пенсионеры уже сейчас тихо горюют по поводу отмены транспортных льгот. И только об этом переговариваются между собой, отвозя утром внуков и правнуков в садики или школы.

 - Я, например, ежедневно езжу нянчиться с внуком из Авиастроительного района в Азино, - делится с соседкой, держащей на руках маленькую девочку, одна из пожилых пассажирок. - Туда и обратно делаю пересадки. Это какие деньжищи надо иметь - никакой доплаты не хватит!

- Ох, и не говорите! - соглашается другая бабушка. - А по магазинам да на рынки кто ходит? Тоже наш брат-пенсионер.

- Не дрейфь, бабуля, дети помогут! - успокоил пенсионерок стоявший рядом мужчина.

- Им бы кто помог, сынок! - вздыхает бабушка и, спохватившись, прощается с соседкой: им с внучкой на следующей остановке выходить.

ДЕНЬ

Наш 21-й маршрут, наверное, самый длинный в городе: до обеда трамвай делает всего три-четыре круга. Теперь можно и передох-нуть от утренней давки и толкотни, без которой не обходится с тех самых пор, как отменили двух- и трехвагонные сцепки. Говорят, нерентабельно их гонять, но, на мой взгляд, в часы пик они были бы незаменимы.

Хотя рабочий день в разгаре, пассажиров в салоне хватает, по крайней мере, все сидячие места заняты. Кондуктор тоже присела отдохнуть на свое "царское" кресло в центре вагона.

К моему удивлению, подавляющее большинство пассажиров, не имеющих льготы, платили за проезд. То ли кондукторы да ревизоры их к этому приучили, то ли сознательность и культура горожан повысились? Хотя были и такие, кто категорически не хотел брать билеты. Один чересчур принципиальный безбилетник так прямо и заявил:

- Я билеты отродясь не беру, потому как считаю, что проезд в общественном транспорте должен быть бесплатным!

- Много вас, таких умников, ездит! - наехала на нахала Галина. - А ну-ка, Резеда, останови и открой заднюю, товарищу выйти надо!

- Как это выйти, да какое право вы имеете меня высаживать?! - закипятился он. Но увидев недовольные задержкой лица пассажиров, обернувшихся в его сторону, умолк и полез в карман за мелочью.

- Стоим 15 минут. Обед! - объявила водитель, когда вагон подкатил к вокзалу. Никто не вышел: люди уже привыкли, что в это время трамвайщики уходят перекусить в диспетчерскую, расположенную рядом. Во время обеда произошло забавное происшествие с девушкой-водителем из стоявшего напротив 14-го трамвая. Вернувшись с обеда, она никак не могла открыть свою кабину. Оказалось, что ее дверь зажал ломик, который упал, когда она уходила. Пока она дергала дверь, диспетчер уже несколько раз требовала по громкоговорителю, чтобы она поскорее уезжала на маршрут. Но дверь все не открывалась, и тогда на глазах многочисленной публики девушка скинула куртку и, как заправский акробат, забралась в кабину... через правое окно.

ВЕЧЕР

- Граждане, заходите быстрее! Сзади еще трамваи едут! - хрипит в микрофон водитель, безуспешно пытаясь закрыть передние двери. Вечерние часы пик самые напряженные. К тому же они, оказывается, куда длиннее, чем утренние. Это и понятно: казанцы заканчивают трудовой и учебный день в разное время - от 15 до 18, а потом еще одна волна накатывает: когда торговый люд домой возвращается.

Бросается в глаза смена настроения горожан. Если утром они дремали, то сейчас заметно повеселели, чаще слышатся громкие разговоры, шутки, смех. Интересно, что почти все мужчины едут домой налегке, ну а дамы, как всегда, загружены под завязку.

Вдруг с задней площадки раздается истошный визг: "Украли! Кошелек украли!" Какая-то женщина высоко подняла пластиковый пакет, демонстрируя ловко разрезанный бок.

- Много денег-то было? - сочувственно поинтересовался кто-то из стоявших рядом.
- Да немного, рублей двести, - уже спокойнее отвечала пострадавшая. - Но ведь уже третий раз режут, гады.

- Режут, потому что мы - простаки, - отреагировал мужчина в очках. - Ну какой, простите, балбес нынче носит деньги в пакете!

Затем последовало бурное обсуждение темы краж в общественном транспорте, во время которого все напрочь забыли о той несчастной, у которой только что свистнули кошелек, и она тихонько вышла на своей остановке. А трамвайное "собрание", продолжавшееся весь маршрут, вынесло "вердикт", осуждавший тех, кто... носит деньги в авоськах.

За окнами, между тем, стемнело, в салоне зажегся свет, заставивший немного отодвинуться друг от друга влюбленных, которые, пользуясь темнотой, целовались в дальнем уголке.

- Людей бы постеснялись, молодежь! - недовольно буркнула престарелая женщина, косясь на "сладкую парочку".

- Ты че, бабуля, молодой не была? - встал на защиту подрастающего поколения накачанный мужчина в спортивном костюме.

- Я в войну девчонкой на авиазаводе работала. Тогда, милок, нам не до этого было...

Мелькают остановки, входят и выходят люди, трамвай катится уже по ночному городу. Пора и итоги подводить. Главное наблюдение: казанцы стали намного культурнее в транспорте. Молодежь в основном уступает место старикам, чаще звучат подзабытые за годы перестроек и реформ слова "пожалуйста", "извините", "будьте добры". Люди стали больше общаться! Думаю, только ради этого вывода стоило трястись весь день в трамвае.

Владимир МУЗЫЧЕНКО.