Экземпляр книги «Запечатленный труд», принадлежавший самой Вере Фигнер, был преподнесен в дар Казанскому городскому музею (ныне - Национальный музей РТ) родственницей Веры Николаевны и ее секретарем Натальей Куприяновой. 

Родословная

Родилась Вера Фигнер в семье Николая Александровича Фигнера (1817 - 1870). После отставки в 1847 году он служил в Тетюшском уезде Казанской губернии по ведомству Министерства государственных имуществ, получил чин губернского секретаря, затем был лесничим в Тетюшском и Мамадышском лесничествах. Был женат на Екатерине Христофоровне Куприяновой (1832 - 1903). Большой блок музейной коллекции составляют родословная, письма к родным, семейные фотографии. 

Талантливые и смелые

У четы Фигнер было шесть детей: Вера, Лидия, Петр, Николай, Евгения и Ольга, каждый из них стал яркой личностью. Дочери Лидия и Евгения подвергались арестам за революционную деятельность, Ольга повторила поступок декабристок, сопровождала мужа на каторгу в Сибирь. Сын Петр работал горным инженером. Николай Николаевич стал ведущим оперным певцом Мариинского Императорского театра, выступал на многих сценах мира. Вера была воспитанницей Казанского

Родионовского института благородных девиц. Здесь получали знания девушки из купеческого, духовного и дворянского сословий. Училась Вера блестяще. Институт закончила с золотым шифром. Этот знак отличия с резным вензелем императрицы давал право быть фрейлиной Ее Императорского Величества. 

Чтобы «солнышко правды взошло над землею»

Для Веры все складывалось замечательно. Но ей не хотелось просто удачного замужества и тихой семейной жизни. Ее волновали другие вопросы: почему вокруг столько несправедливости, кто виноват и что делать для того, чтобы «солнышко правды взошло над землею»?

Вера загорелась желанием стать врачом, «идти в народ, просвещать его, лечить крестьян, помогать простым людям». Она поступает в Казанский университет, где с сестрой Лидией посещает лекции профессора Лесгафта. В это время девушка увлекается светской жизнью, посещает театры, балы в Дворянском собрании, знакомится с сыном друга отца Алексеем Филипповым. 18 октября 1870 года они венчаются в сельской церкви в Никифорово. Затем выезжают в Швейцарию с целью завершения там медицинского образования. В 1872 году Вера поступает на медицинский факультет Цюрихского университета.

За дело народа терпеть и страдать

В Цюрихе училось немало русских девушек, и они создали кружок, в котором лидировала народница Софья Бардина. В кружке знакомились с трудами Герцена, Чернышевского, Бакунина. Под влиянием активной общественной жизни в сознании юной и увлеченной революционными идеями Веры происходит перестройка. Убежденная в правильности выбора своего пути, она напишет:

Нам выпало счастье - все лучшие силы
В борьбе за свободу 
всецело отдать…
Теперь же готовы 
мы вплоть до могилы
За дело народа терпеть 
и страдать!..

В 1874 году Вера переходит на учебу в Бернский университет, где знакомится с П.Л.Лавровым и М.А.Бакуниным. В 1875 году, не завершив образования, по требованию коллег по организации она возвращается в Россию, где сдает экзамены на звание фельдшерицы и разводится с мужем, не разделявшим ее революционных взглядов.

«Терпящих» за дело народа, вернувшихся в Россию, арестовывают. Проходят процессы, где судят 50, а затем более 190 революционеров-народников. Веру ждет тот же финал, что и ее цюрихских подруг, участниц казанской демонстрации 1876 года, в которой она принимала участие. Однако из-за отсутствия улик ее освобождают, и она «идет в народ». С сестрой Евгенией Вера работает в Ярославской губернской больнице в селе Студенцы, а затем в неблагополучном по кори, скарлатине, оспе и тифу районе Саратовской губернии. Сестры открывают там школу, бесплатно учат детей. 

«Слава богу, эта ужасная женщина арестована»

Вера присоединяется к обществу «Земля и воля», а затем входит в исполнительный комитет «Народной воли», объединивший сторонников террористической тактики революционной борьбы. Они подготовили шесть покушений на царя Александра II, но ни одно не достигло цели. Кстати, Александра II называли в народе освободителем, ведь именно он отменил крепостное право, принес России немало демократических свобод в виде земской, военной, судебной реформ. 1 марта 1881 года император был смертельно ранен. А 10 марта в обращении к Александру III, занявшему место убитого императора, народовольцы взяли на себя ответственность за теракт и заявили, что требуют «созвать народное вече для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни». Естественно, что департамент полиции на их требование ответил многочисленными арестами, жесткими расправами. Софья Перовская, Николай Кибальчич, Андрей Желябов, Тимофей Михайлов, непосредственные исполнители террористического акта, были повешены на Семеновском плацу. 

Вера Фигнер, избежав ареста, работает то в Одессе, то в Харькове, восстанавливает нарушенные арестами связи обескровленной организации. Но по информации внедренного в общество агента и она была арестована. Узнав об этом, Александр III сказал: «Слава богу, эта ужасная женщина арестована». 

20 лет в одиночке

Вера была приговорена к смертной казни, но на десятый день вынесения приговора узнала, что смертная казнь по просьбе ее матери заменена бессрочной каторгой. Однако жизнь распорядилась так, что дворянка Вера Фигнер стала узницей Шлиссельбургской крепости, а каменная одиночная камера стала ее пристанищем на 20 лет. Многие из заключенных, не выдержав испытания одиночеством, закончили жизнь трагически. Одни нарывались на выстрелы, другие сходили с ума, кто-то сгорел от чахотки или покончил жизнь самоубийством. «Это самое сильное и неприятное наказание», - признался император, вынося приговор государевым преступникам, а тюремщики говорили, что отсюда не выходят, отсюда только выносят.

Душу пленить невозможно…

Вера Фигнер - одна из немногих заключенных, кто в тех условиях не сломался. В тюрьме ею была задумана книга воспоминаний «Запечатленный труд», которую она написала после освобождения. «Если я писательница, - сказала как-то Вера Николаевна, - то меня сделал ею Шлиссельбург».

Выход из крепости не означал освобождение. Последовали еще три ссылки: Вера провела их в Архангельской и Нижегородской областях, а затем в Казанской губернии. Узнав, сколько в России политических ссыльных, бывшая народница решила организовать им помощь. Чтобы собрать деньги, Вера Фигнер выезжала за рубеж, выступала в разных городах Европы, где говорила на языках этих стран. Выступления производили огромное впечатление, как и сама Вера Николаевна, простая, серьезная, скромная и, несмотря на все испытания, красивая. По ее инициативе был организован Парижский комитет помощи политкаторжанам. Но вмешались российские власти и запретили передачу денег заключенным. 

Октябрьский переворот

Октябрьский переворот стал для Веры Николаевны великим потрясением. Она признавалась, что не была готова к такому. Одно дело в 19 - 20 лет читать историю свершений времен Великой французской революции, другое - переживать в реальности такие же потрясения. К тому же ей в ту пору было 65 лет. 

Какое-то время она работала в системе Народного комиссариата социального обеспечения, а затем переключилась на литературную деятельность. Вера Николаевна писала биографии революционеров, предисловия к книгам о революционно-народническом движении, воспоминания. Полное собрание сочинений в шести томах переиздавалось дважды, и большую часть гонораров Вера раздавала на строительство школ, оборудование мастерских, приобретение машин, книг, учебников.

Она шефствовала над колхозом своего имени в Апастовском районе Татарстана, над детдомом, Тетюшским музеем, библиотеками. В 1926 году специальным постановлением Совета Народных Комиссаров, подписанным В.В.Куйбышевым, Вере Николаевне Фигнер в числе восьми других «участников цареубийства 1 марта 1881 года» была назначена персональная пожизненная пенсия. 

Фигнер так и не стала членом Коммунистической партии, хотя люди обычно воспринимали ее как коммунистку. В 30-е годы она мужественно протестовала против репрессий. Писала в ЦИК, лично Сталину, пыталась спасти от гибели людей, ставших жертвами произвола, используя свое влияние… Но ее голос не был услышан.

В музейной коллекции сохранилась почтовая открытка с сообщением о кончине Веры Николаевны Фигнер. Она умерла в Москве в июне 1942 года, ей было 90 лет.