Расскажу о школе, какой она была в 60-х годах прошлого века. Все 10 лет я проучился в школе №5, ныне лицей №5, что на перекрестке улиц Волкова и Петербургской. Подготовка к школе была основательной. Нет, читать до школы меня не учили, счета почти не знал. Дело в ином. В первую очередь благодарен родителям, что отдали меня в первый класс, когда мне исполнилось 7 лет. Я декабрьский по рождению, мог пойти в школу до семилетнего возраста, на год раньше. Если бы это произошло, мои школьные годы были бы иными. Не в плане того, что учился бы хуже. Нет, просто видел ребят, которые учились годом старше, ребята неплохие, но с ними мне не было бы так комфортно, как с одногодками, с которыми я проучился 10 лет.

В подготовку к школе входил тщательный обязательный медосмотр, по врачам меня водила бабушка-пенсионерка. Каждый школьник должен был прийти в школу в официально принятой форме: девочки - в коричневых платьях, черных фартуках (в дни торжеств фартуки менялись на белые), мальчики - в брюках и гимнастерках серого цвета, гимнастерка подпоясывалась толстым кожаным ремнем с пряжкой, на голове фуражка с кокардой. Ранцы тогда не носили, их заменяли портфели. А еще в руках сшитый мамой или бабушкой холщовый мешок, куда клали вторую обувь.

У нас был очень дружный класс, большинство родителей работали на военном заводе №708, который располагался напротив школы, все знали друг друга, даже дружили. Подружили они и нас, своих детей. Повезло с друзьями, повезло и с первой учительницей. Звали ее Ольга Александровна Николаева. Ровесница века двадцатого, выпускница еще дореволюционной гимназии, она была уже на пенсии, когда принимала наш 1а, но продолжала работать. Жизнь ее была нелегкой, как у многих, кому довелось пройти через 20-е, 30-е, 40-е… Потеряла мужа, потом единственного сына-инвалида. Жила в школе, в комнате на первом этаже. Сейчас там приемная директора.

Ольга Александровна была строгой, далеко не сентиментальной, прожитая жизнь давала о себе знать, но учительницей она была от Бога. Конечно, работала по общепринятой советской программе обучения, но, как я сейчас понимаю, использовала и свой гимназический опыт. В первую очередь она учила нас писать красиво, никаких каракуль. Предмет назывался «чистописание». Объясняла все ясно, доступно. Две четверти мы учились писать буквы, занимались элементарной арифметикой. Продленного дня тогда еще не было, поэтому к хорошо успевавшим ученикам прикрепляли отстающих, и они готовили уроки на дому. Помню, приводил домой трех-четырех товарищей, бабушка кормила эту ораву, и мы садились за уроки.

Большое внимание учительница уделяла развитию нашей памяти. Читала на уроке рассказ, а на следующий день требовала пересказать. Но это еще ничего. Сложнее было пересказать наизусть стихотворение: читать-то мы еще не умели. На уроках труда пытались делать посильные для наших рук поделки. При нашей школе, как и при многих других, был фруктовый сад. Осенью ходили убирать опавшие листья, составляли гербарии - так знакомились с родной природой.

Дисциплина была жесткая, за малейшую провинность Ольга Александровна наказывала. А как не поскакать на перемене, не повертеться на уроке семилетним детям! Через месяц учебы вдруг приказала всех мальчиков постричь наголо. Где-то она перегибала палку, но это компенсировалось ее педагогическим даром. Нас не перегружали уроками - с первого по четвертый класс было по четыре урока в день. На домашнее задание больше часа не уходило. Так что мы вволю играли во дворе, со второго класса, научившись читать, не отрывались от книг. Это то, чего так не хватает сегодняшним детям. С одной стороны, они очень перегружены уроками. Школьные предметы даются в довольно непростом изложении, так что не всякий взрослый разберется, что тяги к знаниям отнюдь не прибавляет. В наше время изложение материала было куда доступней.

Редко видишь нынешних детей на улице. Дворовые игры исчезли напрочь, в футбол играют редко. Игры подвижные заменили игры компьютерные. Книг почти не читают. А ведь именно чтение развивает образное мышление, творческую фантазию, умение сочувствовать и сопереживать. Книгу ничем другим по значимости заменить нельзя. Лишая себя чтения книг для детей и юношества, нынешнее молодое поколение обкрадывает себя, не получает очень важную составляющую жизни подростка, сужает свой кругозор. Большие школьные нагрузки и малая физическая активность приводят к болезням соматическим и психическим. Потом удивляемся, откуда у нас столько больных детей. Мы росли гармонично развитыми: уроки чередовались играми на свежем воздухе. Учителя раз в неделю, в две водили нас то в кукольный театр (благо он был в шаговой доступности), то в кинотеатр «Победа» на детские фильмы (билет стоил 10 копеек), то в зоопарк. Шли мы на эти мероприятия после школы не на пустой желудок, школьный обед из трех блюд стоил 15 копеек при средней зарплате по стране в начале 60-х годов 120 рублей. Класса с третьего стали посещать различные секции и кружки. На все времени хватало.
Такими были мои первые школьные годы.

С пятого класса учебных дисциплин прибавилось. У нас появился классный руководитель - молодая выпускница пединститута, математик Сария Закиулловна. С учителями нам очень везло. Помню всех поименно. Перечислять долго, остановлюсь на тех, чьи уроки в наибольшей степени пригодились мне в жизни. Русский язык и литературу вела Маргарита Васильевна Стяжкина, проработавшая в пятой школе 55 лет! Английский - Анжела Григорьевна Мелузникова. В старших классах уроков прибавилось, но свободного времени было все равно много.

В седьмом классе я бросил читать. Детские книги были уже не по возрасту, а по-настоящему интересных книг для подростков в районной детской библиотеке было мало. Помню, в запой читал «Трех мушкетеров» с вырванными страницами, а продолжения «Десять лет спустя» и «Двадцать лет спустя» в библиотеке не было. В продаже и подавно. Как много я не дочитал Дюма, Стивенсона, Жюля Верна, Конан Дойля. С Хаггардом познакомился уже в зрелом возрасте. Сейчас книги этих авторов стоят у меня на книжных полках, но читать их уже не так интересно, возраст не тот.

Почти все свободное время мы уделяли спорту. В спортивных секциях занимались практически все ребята нашего класса. На первенство школы по баскетболу наш класс выставлял аж три команды! Учителя делали нашу жизнь разнообразнее. В занятиях спортом нас подстегивать было не нужно, а при учительской поддержке мы играли в КВН, даже ставили любительские спектакли, ходили в музеи, планетарий и особенно часто в ТЮЗ. С тех пор я и полюбил театр. В девятом и десятом классах у нас был освобожденный от учебы трудовой день. В школьных мастерских от завода №708 мы учились слесарить, работали на токарных станках. На выпускной вечер деньги зарабатывали самостоятельно, весь год работая полотерами в школе.

С родной школой я не расстаюсь и по сей день. Практически ежегодно хожу на встречи одноклассников. А когда стал работать руководителем пресс-службы УНИКСа, часто организовывал встречи школьников с игроками и тренерами команды, приглашал учеников на игры. С того времени, как я окончил школу, она очень изменилась, стала лицеем. Сейчас это одно из лучших общеобразовательных заведений города. У лицея замечательный молодой директор Гузель Гаязовна

Рахматуллина и просто влюбленная в баскетбол завуч Ольга Викторовна Рисположенская.
Я немного завидую сегодняшним школьникам, у них многое еще впереди. Жизнь продолжается.