Эта история началась до войны с Германией в старинной татарской деревне. На ночь вход в деревню закрывали плетенными из прутьев воротами; на улицы высыпали влюбленные парочки. Нередко они сидели на лавочках перед воротами и любовались звездным небом.

Самым первым в деревне был дом конюха Фарсы. Он и закрывал те самые плетеные ворота на ночь от чужаков и тоже приводил на свидание к лавочкам у ворот свою любимую.

- Посмотри, милая, на звезды, - шептал Фарса, обнимая сероглазую Нагиму. - Говорят, если успеешь загадать желание, когда падает звезда, то оно сбудется.

Тихонечко поскрипывал колодезный журавль. Падали в траву яблоки. В ночной тиши никак не могла угомониться домашняя живность: то петух пропоет, то овечка заблеет... А влюбленная парочка все разглядывала звездное небо, выискивая падающие звезды.

Фарса был среднего роста, тонкий, с хитринкой в раскосых глазах. Чем-то он пришелся по сердцу сельской красавице Нагиме. Может быть, потому, что никогда не унывал? Семья его жила бедно, зато улыбка не сходила с лица этого парня. Делал он все быстро. И на Сабантуе на скачках нередко приходил первым. И лошадей любил за скорость, за то, что можно лететь над землей, а не только поливать ее потом. Нагима же выделялась среди сельских девушек как лебедь среди крикливых гусей: огромные серые глаза, статная фигура и серьезный характер. Многие мужские сердца замирали, когда она плавно, с каким-то величием несла на коромысле ведра с водой.

Когда Фарса привел свою избранницу домой, ее ждало нелегкое испытание. Мать Фарсы, бабушка и незамужняя сестра-инвалид, как и положено, взялись за воспитание невестки. Чем хороша молодость, так это тем, что можно на все махнуть рукой и убежать из дома. Молодая пара нередко сбегала от домашних разборок туда, где слышалась гармонь. Ведь в центре деревни по вечерам под сияющей луной кипела жизнь! Молодые люди затевали танцы. То и дело слышался смех, сыпались шутки, а самые смелые пары раскачивались на гигантских качелях.

- Идем, Нагима! - тянул на качели молодую жену Фарса.

Молодожены весело переглядывались и прыгали на разные концы огромной доски. Такую качель раскачать немалая сила нужна. Зато и дух захватывает от катания у обоих. Мир кружится вокруг, а ты держись за толстые веревки, иначе насмешишь односельчан падением.

Но вот пришла Нагиме пора рожать. Качели забылись. В семье Фарсы появился первенец - дочка Сания. Следом за ней родилась Зульфия. А уж как обрадовался глава семейства, когда родился сын! Назвали его Гумаром, но недолго пришлось молодому отцу нянчиться с наследником. Гумару исполнилось всего два месяца, когда случилось страшное - Германия напала на Советский Союз. Фарса получил повестку в армию одним из первых. Был самый разгар сенокоса. В тот день косил Фарса допоздна, торопился. Завтра идти на войну, а сено для скотины еще не заготовлено. В избушке конюха царила суета. Взрослые женщины - бабушка, мать, сестра, Нагима тихо обливались слезами, готовя единственного мужчину в дальнюю дорогу. К ночи у главы семейства разболелась голова. Намочили тряпку в холодной воде, положили ему на голову, но так и не заснул Фарса до утра, слушая домашнего сверчка. За ночь не раз выходил из дома и смотрел на небо, усеянное звездами. О чем он думал, оставляя семь душ в маленькой избушке с соломенной крышей? Только Аллаху это ведомо...

С утра поехали в районный военкомат. Там, стоя в длинной очереди, Фарса старшей дочери Сание купил роскошное для деревенских детей лакомство - большой белый пряник с розовой начинкой. Всю войну потом дочка вспоминала вкус этого пряника. В годы войны семье Фарсы пришлось пролить немало слез: голодали, мерзли. Нагима научилась готовить еду из гнилой картошки, крапивы, лебеды. Но самое главное - научилась ждать. Через месяц после ухода мужа на войну ей пришло извещение о том, что Фарса пропал без вести.

Шел август 1941 года. Нагима много плакала тайком от домашних, пытаясь понять, что произошло. Нередко, уложив детей спать, она выходила во двор, разглядывая звездное небо, терпеливо ждала падающую звезду. Желание у нее всегда было одно: чтобы муж живым и здоровым вернулся домой. Сколько этих звезд упало за годы войны - а от мужа не было ни весточки.

Однажды ночью, когда молодая женщина сидела за воротами, она услышала голос свекрови:

- Эй, звезды! Где мой сын? Вы его видите? Где он бродит, мой сыночек? Верните его домой!

Нагима едва не разрыдалась. Не одна она просила звезды о возвращении Фарсы.

Но Фарса не вернулся. Кончилась война. Вернулись в деревню те, кого она отпустила живыми. Нагима продолжала ждать, надеясь на чудо. Как-то раз порог ее дома переступил односельчанин Кадыр, уходивший на войну вместе с Фарсой. Он рассказал Нагиме, где и как видел Фарсу в последний раз. Это было недалеко от Бреста. Началась бомбежка, и Кадыр предложил Фарсе сменить позиции. Фарса не согласился, и Кадыр без него уполз на другое место. Когда бомбежка закончилась, Кадыр на старом месте обнаружил большую воронку - и никаких следов от своего земляка. Был ли Фарса убит или он чудом избежал смерти - то Кадыру было неведомо. В первые месяцы войны такая была мясорубка и неразбериха на фронте, что могло случиться всякое. Между прочим, незадолго до этого эпизода земляки поменялись солдатскими ботинками.

- Вот ношу ботинки Фарсы. Всю войну в них прошел, - закончил свой печальный рассказ Кадыр и опустил глаза на пыльные, сбитые ботинки. Что осталось недосказанным в его рассказе, уже никому не узнать.

С тех пор Нагима, встречая Кадыра, невольно смотрела на его ноги. Нет, она не перестала ждать своего любимого мужа. На ночь закрывая вход в деревню плетеными воротами, она с надеждой вглядывалась в уходившую на железнодорожную станцию дорогу. А вдруг раздастся топот копыт? А вдруг все-таки прилетит домой ее Фарса, чудом выживший на войне? Но летели лишь годы. Пока дети были маленькими, Нагима, замученная тяжелой работой, от отчаяния решилась сходить к деревенской гадалке узнать: вернется ли домой Фарса? Гадалка закрыла глаза и погрузилась в глубокий транс. Потом начала говорить удивительные вещи:

- Вижу твой дом, Нагима, под железной крышей. Много людей живет и живут богато. А вот и Фарса - смотри-ка, коня запрягает! Значит, живым вернется. Правда, долго тебе придется ждать.

Окрыленная ушла от гадалки Нагима. Со временем пророчество ее почти сбылось. Как только выросли дети Фарсы, жизнь в этой семье пошла в гору. Гумар снес неказистую избушку и действительно построил большой дом под железной крышей. В доме было всего полно. Стол просто ломился от еды, были там даже конфеты «Птичье молоко». У Нагимы появились внуки. А Фарса все не шел и не шел...

Когда пришла пора Гумару идти в армию, Нагима, узнав об этом, страшно закричала:

- Не пущу!

Начальство почесало в затылке и махнуло рукой - отставить! Все-таки единственный кормилец в семье.

Зато внук Фарсы Ринат охотно пошел в армию. По странному совпадению он попал служить в Белоруссию, в те же места, где воевал его дед. Служба его прошла сверхблагополучно, как считал Ринат. Молодой солдат строчил заявление за заявлением: «прошу меня направить служить в Афганистан», где тогда шла война. Слава Аллаху, что просьбу не удовлетворили. Из армии Ринат вернулся влюбленным в технику. В семье появился железный конь - автомобиль, на котором лихо гоняет внук Фарсы.

Почти на сорок лет пережила своего мужа Нагима. До самой смерти по ночам она по-прежнему выходила во двор, и, всматриваясь в звездное небо, о чем-то шептала. Ведь звезды все падают и падают по просьбе влюбленных сердец...

В.СОНИНА.