- Здравствуйте, меня зовут Марина. Юрий, куда вы пропали? Почему несколько лет вас практически не видно и не слышно?

- Потому что за каждый эфир надо платить. А у меня нет свободных денег. Я по-прежнему работаю, пишу песни, выступаю. Другое дело, что существует определенная система, которая препятствует появлению на телевидении тех, кто не вписывается «в формат». Если раньше запрещали, не пускали по идеологическим соображениям, то сейчас - по коммерческим. В прошлом году у меня случился 50-летний юбилей. В концертном зале «Россия» состоялся большой концерт, в котором приняли участие многие достойные исполнители. Я пришел на Первый канал с просьбой его показать. Меня спросили: «Будет ли там Басков?» Честно признался: «Нет». - «Ну хотя бы Галкин?» - «Нет». - «И Киркорова не будет?» - «Нет». - «Тогда извините, этот проект не будет иметь коммерческого успеха. Нас люди не поймут, если мы не покажем их любимых артистов». Вот и весь разговор.

- Это Сергей. Рад, что дозвонился. Вы приехали в Казань накануне Прощеного воскресенья. Скажите, вам есть у кого и за что просить прощение и будете ли вы соблюдать Великий пост?

- Я держу не только Великий пост, но и все четыре основных поста. Разгружать организм все равно когда-то надо. Очищаюсь, чтобы как-то упорядочить свою жизнь, привести в порядок мысли. А прощение просить и прощать... Это непросто - простить своих врагов. А нормальный человек обязательно должен иметь недоброжелателей, иначе он ничего собой не представляет и никому не интересен. Человеку могут простить все, кроме таланта.

- Юрий Эдуардович, это Володя. Я давний поклонник вашего творчества. Впервые мне пришлось побывать на вашем концерте в Томске. Сегодня за вашим творчеством трудно проследить: вы не на виду. Чем сейчас занимаетесь?

- Мне часто задают этот вопрос. Пишу постоянно. Сейчас завершаю театральную пьесу, потому что мне стало скучно сочинять эстрадные песни.

- О чем пьеса, если не секрет?

- Современная комедия о театре.

- Говорят, что комедия - самый сложный жанр, потому что заставить человека смеяться гораздо сложнее, чем плакать.

- Да, это так, но я никогда не искал легких путей. Попробуй рассмеши! На телевидении, эстраде этим занимается целый штат профессионалов. Так что придумать новую по-настоящему смешную репризу действительно очень сложно.

- Где и когда можно будет увидеть вашу пьесу?

- Понятия не имею. Я сейчас в таком состоянии, что могу закончить ее и просто выпустить в мир: разместить в интернете, напечатать в «Театральном обозрении», в других журналах, и пусть она живет своей жизнью.

- Неужели вам не интересна ее судьба?

- Я не тот автор, который финансово зависит от того, будет поставлена его пьеса или нет. Зарабатываю на жизнь другим образом. И меня не интересует ее коммерческий успех или неуспех.

- Недавно вы получили экономическое образование. Серьезно планируете заниматься большим бизнесом? Это Аркадий Иванович.

- Я не собираюсь заниматься большим бизнесом, как олигархи, потому что у меня нет для этого свободных денег. Это во-первых. Во-вторых, сейчас нереально получить необходимый первоначальный капитал. Купить, к примеру, месторождение, сесть на газовую или нефтяную трубу уже практически невозможно. Но экономика многолика. И я думаю, что человек, имеющий экономическое образование, способен применить свои знания в Думе или в правительстве, допустим в министерстве культуры.

- У вас такие далеко идущие планы?

- В Думу - нет, не хочу, а вот в правительство - может быть, чтобы иметь реальную возможность решать серьезные проблемы: либо экологические, либо культурные.

- Меня зовут Вячеслав Михайлович. Вчера смотрел программу «К барьеру» с вашим участием - о войне, которую объявили власти вашему подмосковному коттеджному поселку. В скандале звучат имена Пугачевой, Швыдкого, Расторгуева, Потанина, Березовского и других известных и влиятельных людей, чьим домам угрожает снос. Как, по-вашему, будут развиваться события дальше?

- Да, я поехал в Казань практически сразу после эфира программы. Ситуация такая. Мы купили землю, где раньше была обычная строительная свалка. Все официально оформлено. Мы привели участок в порядок, построили дом, высадили деревья. И вдруг спустя несколько лет выясняется, что фирма, которая продавала нам землю, получила эту землю незаконно. Теперь чиновники требуют сноса домов.

По идее чиновники должны стоять на страже государственных интересов. Но к сожалению, они защищают исключительно собственные интересы и конфликтную ситуацию создают специально, чтобы кормиться за счет людей, отфутболивая их от одного к другому. Понимаете, чтобы получить кусочек земли, даже если на ней располагается свалка, надо пройти 32 (!) инстанции. Это по определению непроходимо. А вообще все это похоже на PR-акцию. Пришли новые люди, которые пытаются раскрутить себя на скандале с громкими фамилиями.

- Вам легко было выйти к барьеру?

- Для меня это была экстремальная ситуация. Я очень не хотел участвовать в программе. Меня три дня уговаривали: «Если вы не выступите, то никто больше не выступит». И я решился. Никто не хочет связываться с чиновничьим аппаратом. Но мы будем бороться.

- Меня зовут Андрей. Юрий, у вас редкая и интересная фамилия. Верите ли вы в то, что фамилия и имя человека определяют его характер и судьбу?

- Фамилия абсолютно нередкая. Она довольно распространенная на юге. Я не думаю, что фамилия может как-то предопределить судьбу. Но вот если бы у меня была фамилия, скажем, Говнов, я бы ее, безусловно, поменял на нечто более благозвучное. Между прочим, у многих артистов фамилии придуманные. Мне же моя досталась от предков. У меня польские корни по линии отца, и фамилия звучала с ударением на первый слог. А со стороны матери - сербские корни.

- В одном интервью вы сказали, что свой первый альбом «Путешествие в рок-н-ролл» записали, выпив ящик пива. Вы считаете, что лучше творить, используя дополнительный допинг? Это Андрей спрашивает.

- Все зависит от того, что пишешь. Но люди разные, и каждый работает по-своему: одному интересные мысли и мелодии приходят, когда он выпьет, а другому лучше пишется на трезвую голову.

- А как работаете вы?

- Сейчас только трезвым.

- Какие места считаете для себя заповедными? Рашит Гильмеев.

- Дом. Мой дом - моя крепость. Человек в принципе остается пещерным животным, которое забивается в свою норку и чувствует себя в безопасности только в ограниченном пространстве. Несмотря на развитие цивилизации, эта наша пещерность никуда не делась, она осталась в генах. Человек до сих пор подсознательно боится открытых пространств. Да, очень хорошо смотреть на высокое небо, на звезды, на безграничное море, но при этом знать, что в любой момент ты можешь забраться в свою норку, чтобы укрыться от всяких напастей, где тебя никто не тронет.

Подготовила Ольга ИВАНЫЧЕВА.

Спасибо Владимиру Урецкому и Молодежному центру «Ак Барс» за помощь в организации прямой связи.