УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!
К 100-летию со дня образования ТАССР редакция «Казанских ведомостей» начинает публикацию ваших историй в серии «Татарстан: новейшая история в фактах и фактиках». Расскажите нам, участниками или свидетелями каких событий были вы или ваши предки, когда все мы добивались развития государственности многонационального народа Республики Татарстан. 
В 2020 году согласно Указу Президента Республики Татарстан «О праздновании 100-летия образования Татарской Автономной Советской Социалистической Республики» у нас пройдут юбилейные мероприятия, посвященные этой круглой дате. Наш вклад, как всегда, информационный - мы бы хотели собрать при помощи наших читателей материал для книги, которую надеемся выпустить накануне знаменательного юбилея.
Главное требование к вашей истории - она должна быть подлинной и выразительной.
Не забудьте указать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний, а также свои координаты для обратной связи - ФИО, род занятий, возраст, домашний адрес или телефон (эти сведения, кроме имени и фамилии, публиковаться не будут). 
Если можете проиллюстрировать свои воспоминания, пришлите или принесите в редакцию фото. Мы отсканируем его и вернем вам.
Свою историю вы можете выслать по адресу: 420066, г. Казань, ул. Чистопольская, 5, редакция газеты «Казанские ведомости», или на электронный адрес: redkv@kazved.ru.
Не забудьте сделать пометку «Татарстан: новейшая история в фактах и фактиках».
Ведущая серии Венера ЯКУПОВА, главный редактор газеты «Казанские ведомости»

Как Шаймиев поплыл против течения

Если борьба за суверенитет Татарстана началась с митингов на площади Свободы, с принятия Декларации о государственном суверенитете РТ, то законодательное его закрепление в масштабах страны началось с одного «хулиганского» поступка народного депутата СССР Минтимера Шаймиева.
...Шел очередной съезд народных депутатов СССР. Его участники вносили изменения в Конституцию СССР. Союзные республики азартно тянули одеяло на себя, требуя от центра еще большей самостоятельности. В результате возникла угроза распада СССР. Председательствующий на съезде Михаил Горбачев, чтобы сохранить Союз, предложил создать новый коллегиальный орган - Совет Федерации СССР. Таким образом он надеялся сгладить остроту требований союзных республик.
Минтимер Шарипович ясно видел: все решается в пользу союзных республик, а автономные опять остаются в стороне.
Подошло время голосовать. Неожиданно для всех Шаймиев поднялся и без разрешения председательствующего направился к трибуне. Горбачева сильно удивил поступок традиционно дисциплинированного лидера Татарии.
- Я не давал вам слова! - заволновался Михаил Сергеевич.
Не обращая никакого внимания на председателя, Минтимер Шарипович поднялся на трибуну и предложил участникам съезда свою поправку: членами Совета Федерации могут быть и автономные республики.
Горбачев запротестовал:
- Почему не подали свое предложение в письменном виде?
Но Шаймиев с трибуны не уходил.
- Я не рассчитывал на успех, - вспоминая этот эпизод спустя годы, рассказывает Президент Татарстана. - Видел, что Горбачев хочет, чтобы я поскорее покинул трибуну. Но я был, что называется, в ударе. Считал, что надо заявить о своих правах! И в конце концов Горбачев вынужден был поставить мою поправку на голосование.
Дальше случилось невероятное. То ли участники съезда не вникли в суть поправки, то ли им понравилась смелость татарского лидера, но депутаты проголосовали за.
В этот момент никто так и не понял, что произошло. А фактически Шаймиев перевернул страницу истории. До этого центр при решении судьбоносных вопросов не считался с мнением автономий. Когда же они стали полноправными членами Совета Федерации, их голоса зазвучали наравне с союзными республиками. Из хора статистов автономии перешли в солисты.

Сон Президента

Целый месяц работали над текстом Декларации о государственном суверенитете ее разработчики. Среди них был и ректор Казанского педагогического института Рузаль Юсупов. Он вспоминает, что вначале Декларация была на четырех страницах. Разработчикам хотелось объять необъятное, но постепенно текст сокращали: побоялись обвинений в национализме, в сепаратизме и т.д. Тем не менее Декларация получалась очень объемной.
30 августа на заседании согласительной комиссии Председатель Верховного Совета Минтимер Шаймиев вдруг полушутя-полусерьезно заявил:
- Мне приснился интересный сон. В нем я видел, что текст нашей Декларации состоит только из одной страницы. Он очень короткий и очень конкретный.
- Хотя нам, разработчикам, было немного обидно - столько корпели! - но все же мы решили прислушаться к совету Минтимера Шариповича, - говорит Рузаль Абдуллазянович. - Ясно было, что такой осторожный и дальновидный политик просто так сон рассказывать не будет...

Шаймиев среди небоскребов

Май 1992 года. Президент РТ Минтимер Шаймиев в США. Просит американцев показать ему Нью-Йорк с высоты. На следующий день он дарит подзорную трубу главе фирмы, принимающей татарстанцев, со словами:
- У вас такие высокие здания, что наверняка вы в эту трубу разглядите Татарстан!

Суверенитет по-татарски

- Почему мы не ставили вопрос о полной независимости? - рассуждает спустя десятилетие после принятия Декларации о государственном суверенитете РТ Минтимер Шаймиев. - Потому что знали: это невозможно. Но мы, власти, должны были дать ответ народу, требовавшему суверенитет. Вот и решили выйти на особый статус путем подписания Договора с Россией. Без такого ответа что мы могли сделать? Мы бы никогда не успокоили людей! Никогда! А какая тревога была у русских! Зачем нам это скрывать? Мы должны были найти ответы на вопросы, беспокоившие людей.

Гармонь в руках Президента

Эту историю рассказала Татьяна Ширягина, медработник из деревни Набережные Моркваши Верхнеуслонского района Татарстана.
Деревня расположена на берегу Волги недалеко от Казани. Проживают в ней люди разных национальностей. Когда в Татарии заговорили о суверенитете, все население республики застыло в ожидании. Ведь могло произойти что угодно. Боялись, что Москва введет войска. Боялись межнациональной резни. В воздухе витало напряжение. Казалось, достаточно только одной искры и начнется такое...
В один из этих дней Татьяна Ширягина пришла в магазин. Пока делала покупки, две покупательницы поссорились из-за пустяка. Женщина-татарка сказала русской, чтобы она уезжала в Москву, к Ельцину и там заводила свои порядки.
Пришла Татьяна домой. Села на стул и распереживалась. Что же это получается? Ее дети рождены в Татарии. Здесь их родина. Здесь прошло их детство. Неужели придется все бросить и бежать в Москву? Чтобы разогнать невеселые думы, она включила телевизор. С экрана, хитро прищурившись, на нее смотрел Минтимер Шаймиев. Шла передача о Президенте республики. Показывали, как он отдыхает, занимается спортом. Смотрит Татьяна, везде Минтимер Шарипович улыбается. Не может такой человек подвести народ, который доверился ему, подумалось Ширягиной.
Но тревога не покидала женщину. Диктор что-то говорил за кадром, Татьяна не все понимала. Тяжелые мысли не оставляли ее.
И вдруг в руках Минтимера Шариповича она увидела гармонь. Он играл на ней, перебирая лады. Услышала, что Шаймиев любит музыку и иногда играет на гармони. В это время глаза телезрительницы и Президента как бы встретились. И вдруг с глаз Татьяны будто спала пелена!
Она почувствовала, что ничего плохого Президент не допустит.
- С тех пор прошел не один год. Мы стали только дружнее - татары, русские, чуваши, - заканчивает свой рассказ Татьяна Ширягина. - Ведь мы живем в многонациональном Татарстане! И другого Президента нам не надо.

Надо проглатывать не обиду, а обидчиков

В 1991 году в Ново-Огарево вовсю кипела работа над Союзным договором. Михаил Горбачев полагал, что подписание договора союзными республиками поможет сохранить и упрочить СССР.
Шаймиев же заявил: республика подпишет Союзный договор самостоятельно, а не в составе РСФСР.
Горбачев укоризненно качал головой:
- Минтимер, неужели ты останешься на своей особой позиции?
Президент России Борис Ельцин надеялся, что все-таки договорится со строптивцем. Но им обоим Минтимер Шарипович на примерах доказывал, что Татарстан не раз упускал возможность стать союзной республикой. Говорят, даже Сталин однажды задумался: не дать ли татарам союзный статус? Но в последний момент передумал.
- Нет, на этот раз мы свой шанс не упустим! - твердо стоял на своем татарский лидер.
Стремление Татарстана к равноправию не очень-то одобряли и восточные лидеры - Назарбаев и Каримов. Какое-то время Шаймиев это терпел. А потом в резкой форме напомнил своим оппонентам, что сделала татарская интеллигенция для просвещения народов Востока.
- Надо же быть благодарными за это! - поставил он точку в споре с братьями-тюрками.
После этого нападки на Татарстан со стороны союзных лидеров прекратились.

Этот уникальный Татарстан...

В начале перестройки ведущие западные специалисты не раз заявляли: конфликт в Татарстане неизбежен! Потому что существует такое понятие - «разделенный мир». Татары и русские - это две разные культуры, две разные веры. Татар много лет угнетали в составе империи. То есть Татарстан - типичное разделенное общество.
Лучший специалист по конфликтологии Дональд Хоровиц (Гарвардский университет, США), впервые приехав в Казань, заявил:
- У вас будет конфликт!
Второй раз посетив Казань, он в раздумье произнес:
- О! У вас здесь идет интересный эксперимент.
Когда же директор Института истории Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов встретился с Хоровицем в Стэндфордском университете, тот во всеуслышание заявил:
- Татарстан показал всему миру уникальный пример, как можно договориться внутри - раз и с федеральным центром - два.
А что скажут о Татарстане лучшие западные умы в двадцать первом веке?