Это случилось в конце 60-х в одном поселке недалеко от Казани. Галина Семеновна заметила, что ее 13-летняя дочка Маша стала полнеть, к тому же в последнее время она часто плакала без видимой причины, говорила, что неважно себя чувствует, и жаловалась на тошноту. Мама повела дочку в больницу. После обследования врач сочувственно сообщила Галине Семеновне, что Маша беременна. Эта новость была для мамы как гром среди ясного неба - кто бы мог подумать, что скромная, послушная девочка, отличница, умница - и вдруг такой позор на весь поселок! Да и для самой Маши известие о беременности стало полной неожиданностью. Она была настолько потрясена и напугана, что даже плакать не могла.

Взрослые и лаской, и криками, и уговорами, и угрозами пытались узнать у Маши имя того, кто с ней сделал ЭТО. Но она смотрела на них сухими глазами и мотала головой: "Не знаю!"

О том, чтобы оставить ребенка, и речи быть не могло, тем более у Маши были проблемы со здоровьем и врачи категорически сказали, что в данной ситуации рожать ей нельзя, иначе могут погибнуть и девочка, и ее ребенок. После аборта плачущая Маша призналась, что ее изнасиловал директор школы. Он посоветовал девочке помалкивать о произошедшем. А если проболтается кому, то ей все равно не поверят, а он просто с позором выгонит ее из школы.

Расследование этого необычного дела было поручено следователю-криминалисту прокуратуры Нурмухамету Ямалиеву, заместителю начальника уголовного розыска Тюфтеню и старшему оперуполномоченному подполковнику Сливогину. Им Маша рассказала все как было. Как-то к ней подошел директор школы. Он сказал, что жена уехала в Казань за покупками, и попросил Машу несколько часов посидеть с его маленькими сыновьями - старшему было 4, а младшему - 2 года. Она не могла отказать директору в помощи. Он привел ее к себе в дом, они вместе накормили мальчишек и после обеда уложили их спать. А потом директор повалил ее на диван и изнасиловал.

Нурмухамет Карамутдинович обнаружил на том диване старательно замытые пятна крови. Супруга директора стала выгораживать мужа, говорила, что это ее кровь. Но оказалось, что у нее группа крови не та. Чуть подумав, она "вспомнила", что муж несколько месяцев назад сильно поранил палец и это следы его крови. Но и эта версия не прошла - группа крови, оставленной на диване, не совпала с группой крови директора. Зато она полностью совпала с группой крови Маши. Тогда директор допустил, что, возможно, это на самом деле кровь его ученицы. Он на ходу стал сочинять, что Маша давно гуляет с мальчиками. Наверняка она привела к ним в дом какого-нибудь своего дружка, и они "кувыркались" на его диване, пока дети спали во время послеобеденного тихого часа. Но эта версия ему самому показалась настолько глупой и неправдоподобной, что он махнул рукой и во всем сознался. Правда, он рассказал, что Маша сама его соблазнила, что она давно строила глазки и недвусмысленно улыбалась ему, директору школы, и вот, оказавшись у него дома, без свидетелей, чуть ли не набросилась на мужчину с поцелуями и признаниями в любви. Но всем было понятно, что он наговаривает на девочку и просто ищет оправдание своему преступлению.

Материалы дела были готовы к передаче в суд, но все усложнялось одним очень серьезным для тех времен обстоятельством - директор школы был членом райкома партии и имел высокое воинское звание. На экстренном заседании парткома поставили вопрос об исключении его из партии. Но прокурор выступил за более жесткое наказание. Он предъявил неоспоримые доказательства преступления, и директора прямо на парткоме взяли под стражу. Дело было направлено в суд. Суд приговорил директора школы к 10 годам заключения и лишил его всех правительственных наград и воинских званий.

Ольга ИВАНЫЧЕВА.

(Все имена участников
событий изменены.)