Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Республики Татарстан, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ». 
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям и сейчас имеют историческую ценность. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут). 
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они - самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом. 

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА

Самавыр

Когда-то у моих знакомых я пил ароматный чай из старинного кукморского самовара начала 20-го века. Гостеприимная хозяйка Алсу апа рассказала, что он достался ей от бабушки Амины, которая жила в деревне недалеко от Казани.  
Когда Амина была маленькой, старый семейный самовар прохудился, решили купить новый. Тогда это было целое событие - покупка такой  вещи. Вся семья нарядно оделась и поехала в столицу губернии. Было лето. Сельчане отправились на  телеге, запряженной в одну лошадь. 
Казань встретила их солнечной погодой и городской суетой. Заехали на  ярмарку около кремля - по рассказам односельчан, там был большой выбор товаров разного качества и на всякий вкус. Дедушка Амины хорошо разбирался в самоварах и подсказал молодым, что нужно купить. Они выбрали восьмилитровый кукморский самовар из латуни. Прикупили и гостинцы для всей родни.
Когда вернулись домой, женщины старательно помыли новый самовар и поставили его в центре деревянного стола. Самавыр (так по- татарски звучит слово «самовар») блестел так, что казалось, освещал весь дом. Все домочадцы стали рассматривать латунный аппарат для приготовления чая и расхваливать его. А больше всех покупке радовалась пятилетняя Амина. На следующий день пригласили в гости соседей и стали пить чай, петь песни под гармошку. Было очень весело. Этот день навсегда запомнился малышке Амине.
Прошло много лет. А тот самовар все так же блестит и озаряет весь дом Амины эби, напоминая о семейных традициях. 

Виталий Малев, Казань 

Угольный утюг

Моя свекровь, выйдя замуж, приехала в татарстанскую столицу из деревни Тимошкино Ульяновской области со своими полотенцами и угольным утюгом. Тогда утюг был знаком достатка и семейного благополучия, мало кто им обладал, а разогревался он при помощи засыпанных внутрь горящих углей. Семья у свекрови, а звали ее  Гульсум Ибрагимовна Мангушева, была большая и трудолюбивая: кто хлеб пек, кто сапоги шил, кто шали вязал, а кто и ткал. 
И самотканое красное полотенце с необычным орнаментом, по всей видимости, было сделано кем-то из домочадцев. Свекровь бережно хранила его как реликвию. А теперь и я берегу для будущих поколений. 
Другое полотенце связано с сестрой моей бабушки - Верой Ильиной 1891 года рождения. Это полотенце с инициалами «В.И.» вышивала для нее моя бабушка Анна Петровна. 
Этими семейными реликвиями мы никогда не пользовались в быту.
Чего нельзя сказать об утюге, привезенном свекровью со своей малой родины. Еще до войны ее мужу Абдулле Хасановичу, работнику валяльно-войлочного комбината, дали десятиметровую комнату. Из барака семья переехала на улицу Спартаковскую, возле трампарка. У многих из соседок мужья ушли на фронт и не вернулись. Не избежала этой участи и свекровь. В 1943 году получила похоронку на Абдуллу. Так и осталась одна с дочкой и сыном на руках. Я вошла в их дом невесткой, помню, соседки часто заходили к Гульсум чай попить, молитвы почитать. То и дело слышалась просьба: «Гульсум, бир утюг!» Так и ходил он по рукам.
Получив квартиру в 1971 году как семья погибшего на фронте, на новое место мы забрали с собой и утюг. И я глажу им по сей день! Правда, подогреваю его не углями, а на газу.

Людмила Александровна Мангушева, Казань

Ладья для яблок

Дедушка мужа по линии матери Шайхутдин Бикметьев был очень хорошим столяром-мебельщиком. Сделанная им в начале 20-го века мебель - овальной формы стол с красивыми фигурными ножками, трюмо с отличным зеркальным покрытием, резной комод, шифоньер, изящная этажерка, до сих пор украшает наш дом.
Есть при доме сад, где всегда росли яблони, вишня, малина, смородина. А вот в этой деревянной ладье, сделанной Шайхутдином, сушили нарезанные яблоки. В те времена люди жили бедно и экономно, так что дед починил образовавшуюся трещину железным листом, что видно на фотографии. До сих пор каждое лето я сушу яблоки в этой ладье. Затем сушеные яблоки перемалываю в чугунной ступе и просеиваю через сито. Эта яблочная мука используется мною для выпечки - кладу ее вместо корта в фирменную татарскую губадию и еще в рулеты.

Дина Зиннатовна Валеева, Казань