Многие переживают смерть Кобзона, как личную трагедию. Его знали все. Знали и уважали.

Мне посчастливилось пообщаться с Иосифом Давыдовичем несколько лет назад. В декабре 2011 года Кобзон был гостем фестиваля «Филармониада». Прилетев в Казань, он прямо с самолета поехал не в отель, а в концертный зал Татарской государственной филармонии - на репетицию с оркестром народных инструментов под управлением Анатолия Шутикова. А потом нашел в себе силы на беседу с журналистами. Нас предупредили: не более 20 минут, максимум 30 - Иосифу Давыдовичу надо хоть немного отдохнуть с дороги и подготовиться к концерту. Но так получилось, что разговор с мэтром продлился не 20 минут, а почти 2 часа. Он оказался замечательным собеседником, с четкой позицией по каждому вопросу, с чувством юмора. 

- Я состоявшийся в этой жизни человек, у меня есть все, поэтому, кроме депутатского зала в аэропортах, никакими депутатскими привилегиями и льготами не пользуюсь. К тому же по закону депутат не имеет права заниматься бизнесом. Только двум категориям депутатов разрешается продолжать свою профессиональную деятельность - это творческие люди и преподаватели.

Когда я в первый раз пришел в Госдуму в 1997 году, предложил два законопроекта. Закон об ограничении распространения сексуальной и эротической продукции на телевидении и в других СМИ. Он прошел первое чтение, был ратифицирован в Совете Федерации, но Борис Ельцин наложил на него вето.

Второй закон - об ответственности депутатов за невыполнение обязательств, данных в ходе избирательной кампании. И этот закон не прошел. Хотя все прекрасно понимают: предвыборные обещания - политическая болтовня, не более того, - рассказал Иосиф Давыдович.

А на вопрос о самом большом достижении в жизни ответил так:

- Самое большое достижение - то, что я женился на Нелли. Семья, дети, внуки - это мой надежный тыл. Это самое важное. Когда мне было очень плохо, когда я уходил из этого мира, меня спасла моя жена. Она не давала мне уходить. Врачей заставляла бороться за мою жизнь. Это замечательный, надежный друг.

С детьми, когда они были маленькие, я редко общался, потому что у меня был напряженный гастрольный график. Помню один случай. Как-то Нелли нашла пять дневников Андрея, которые он прятал из-за двоек. И тогда я вспылил: «Андрей, чтобы моей фамилией ты никогда не подписывал дневники, тетрадки с двойками. Не позорь отца!» Сын ушел. Через какое-то время подходит. Думаю, ну, сейчас попросит прощения, а он: «Пап, а фамилия Иванов подойдет?»

Сейчас с внуками я провожу гораздо больше времени, чем когда-то с детьми. С удовольствием вожусь с ними и сам становлюсь как ребенок.