Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Республики Татарстан, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту 
«ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ». 
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям и сейчас имеют историческую ценность. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут). 
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они - самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом. 

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА

Лопата для хлеба

Поживший свое деревенский дом большой крестьянской семьи с дворовыми постройками - это уникальный этнографический музей, где экспонаты собирались сами собой. 

Вот так и я, типичное дитя города, хожу сейчас по выходным по нашему сельскому дому, что в чувашской деревне Большое Бисярино Тетюшского района Татарстана, и удивляюсь находкам в этом подворье, перешедшем к моей супруге от родителей. Ее мама Агриппина Тарасовна Курмышкина ушла от нас на 102-м году жизни. Такого же почтенного возраста и вещи, окружавшие эту трудолюбивую женщину-крестьянку.

На днях забрался за вилами на сеновал. Гляжу, рядом с ними белеет в темноте лопата для хлеба. Ну, здравствуй, дружище! А ведь я тебя помню!
Знакомство наше состоялось много-много лет назад. Поженившись, мы прибыли с супругой в деревню к ее родителям. Мама, завидев нас на пороге, всплеснула руками от радости и после недолгих объятий деловито и энергично захлопотала по хозяйству.

Агриппина Тарасовна по приезде новоиспеченного зятя, не мешкая, приступила к изготовлению сыру - так называется домашнее чувашское пиво. Самое что ни на есть натуральное, ведь для него используется выращенный на своем же огороде хмель. На третий день нашего отпуска, несмотря на лето, она затопила большую русскую печь. Вначале теща положила в печь, прямо на раскаленную поверхность, большие круглые полушары из теста. Потом маленькие кусочки, посыпанные сахаром, - будущие сладкие булочки с изюмом. К обеду она торжественно пригласила нас за накрытый стол. Оставалось только достать из недр печи, словно пришедшей из сказки, подоспевший в готовности хлеб. Тут Агриппина Тарасовна взяла небольшую деревянную лопату, специально сделанную для этих целей, и, ловко орудуя ей, начала быстро вытаскивать из печи домашние хлеба. 

Я сидел словно герой сказки. Хозяйка дома в нарядном чувашском переднике с вышивкой по случаю праздничного обеда в честь приезда дорогих гостей быстро нагибалась, вглядываясь в глубину «пасти» большой печи, лопатой подхватывала очередной с пылу с жару хлебушек и складывала караваи горкой. Караваи из белой пшеничной муки выходили из печи большими и высокими, в обхват двух рук. Аромат - непередаваемый! Их и резали по-особому. Агриппина Тарасовна, закончив выемку, левой рукой крепко обхватила один из этих караваев, а ножом в правой руке начала аккуратно нарезать, причем с направлением резки к себе.

Хлеб этот, конечно, запомнился на всю жизнь. Вкуснейший он был! Сам по себе самостоятельное блюдо. Я с наслаждением ел его с деревенскими вареными яйцами. У них желтки были крупные и ярко-желтого цвета. А запивал всю эту снедь настоящим чувашским сыру. В тот день я был счастлив, как простой селянин.

Об этом мне и напомнила простая деревянная лопата для хлеба. Нет, конечно, не простая, а с секретом. Секрет - в изумительном мастерстве изготовления. Легкая и очень удобная лопата - размером чуть меньше обычной совковой, но выточена из одного (!) куска дерева. С гладкой аккуратно отполированной рукоятью, она очень хорошо лежит в руке. А ведь все это сделано не на токарном станке, а вручную, обычным сельским умельцем. Таким, как и наша мама, ровесником ушедшего навсегда двадцатого века... 

Приданое 

Сабинский район Татарстана издавна славился своими умельцами - портными, сапожниками, валяльщиками, ювелирами и другими мастерами. Были такие и в деревнях Юлбат и Тенеки, где жили мои родственники со стороны мамы.

Мой бабай Галимзян Нигмезян улы Галимзянов, 1892 года рождения, считался мастером на все руки: строил дома, разводил сады, слыл опытным охотником и рыбаком. А еще играл на гармони, пел, шутил - нрав у него был веселый. Мужчины их рода известны главным образом как портные. Они шили любые вещи - от нижнего белья до тулупов, пальто и шуб.

Как гласит семейное предание, однажды у бабая, который к утру должен был выполнить очередной заказ, закончились нитки. А тогда сдать работу вовремя считалось делом чести. И его молодая жена ночью принесла из амбара лен, напряла пряжу и скатала нитки, столь тонкие и ровные, что они проходили через ушко машинной иглы. Заказ был выполнен в срок!

Моя бабушка Фасихабану Гариф кызы, 1894 года рождения, славилась в округе своим умом, начитанностью, трудолюбием и сноровкой. Рассказывают, что во время жатвы она за день успевала нажать в полтора-два раза больше своих односельчанок.

Фасихабану считалась завидной невестой, но всем сватам отказывала, так как ждала с войны своего любимого Галимзяна. После нескольких лет пребывания вначале на австро-венгерском фронте, затем на лечении в разных госпиталях после серьезного ранения он вернулся, и они наконец-то поженились.

Раньше до замужества девушки должны были своими руками приготовить приданое. У Фасихабану было богатое приданое: много предметов домашнего убранства - домотканые полотенца, скатерти, салфетки, подзоры, занавеси... Все это моя бабушка сделала своими руками. У татар раньше существовала традиция (в селах она сохранилась до сих пор) - на следующий день после свадьбы проводили обряд өй киендерү: молодая невестка с подругами украшали дом вещами из приданого: развешивали занавески на окна, полотенца, подзоры и покрывала на кровати… Часть этих вещей использовалась по назначению, а некоторая часть так и оставалась в сундуках. С появлением предметов быта фабричного производства многие вещи из приданого, использованные ранее, тоже перекочевали в сундуки. А позже бабуля (она прожила почти 90 лет) передала их своим дочерям и внучкам.

В нашей семье хранятся старинные бархатные татарские калфаки, привезенные в пору юности моей бабушке ее отцом из своих поездок, серебряные браслеты и кольца, выполненные местными мастерами-ювелирами, а еще тканные изо льна полотенце (кызыл башлы сөлге) и скатерть. Мы бережем эти бесценные семейные реликвии как память о близких и родных нам людях.

Розалинда Нуриевна Мусина, Казань