Кирилл Эмильевич Разлогов родился 6 мая 1946 года в Москве в семье дипломата Эмиля Николаевича Разлогова. Окончил исторический факультет МГУ им. Ломоносова (отделение истории и теории искусств), в 1984 году - Академию внешней торговли. Доктор искусствоведения (1985), профессор ВГИКа (1988). Директор Российского института культурологии (1989 - 2013). Автор и ведущий программы «Культ кино» на телеканале «Культура». Автор и редактор-составитель более 20 книг и около 600 научных работ по истории искусства и кинематографа, различным проблемам культуры. С 2013 года ведущий научный сотрудник НИИ киноискусства, затем заведующий отделом разработки и апробации методик кинопросвещения ВГИКа. С 1999 года директор программ Московского международного кинофестиваля. Действительный член Российской академии художественной критики. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Указом Президента России от 26 июля 2006 года награжден орденом Дружбы. Кавалер ордена Искусств и литературы (Франция).

Профессионалам есть чему поучиться у любителей

- Международный молодежный кинофестиваль проводится в такой форме первый год, раньше это был Казанский международный фестиваль любительского молодежного и детского кино. Есть мнение, что любительское кино интереснее - в нем нет киношных штампов, там появляются новые темы, свежий взгляд на привычные вещи... Насколько любительское кино оказывает влияние на профессиональное? 
- Это как сообщающиеся сосуды. Любители учатся у профессионалов, и профессионалам есть чему поучиться у любителей. Я могу сказать, что на одном из фестивалей любительского кино была картина, которую заявили как любительскую, а потом она получила 11 призов на фестивале профессионального кино. 

- Вы наблюдаете за Казанским фестивалем мусульманского кино практически с самого его возникновения… 
- На первом фестивале мы много дискутировали: а есть ли мусульманское кино? Что это такое: фильмы на мусульманскую тему или картины, снятые в странах, где основным вероисповеданием является ислам, а тема может быть любой: религиозной, светской, исторической, современной? Еще была проблема в том, что ислам запрещает изображение человека. Опасения имелись, но преодолев их, мы познакомились с новым для себя, интересным, самобытным кинематографом. Оказалось, в мусульманских странах снимают разные фильмы и даже есть женщины-режиссеры. Так что казанский фестиваль нашел свою нишу. 

У влюбленных не будет возможности целоваться в кинозале

- Удалось посмотреть татарстанское кино?
- Очень советовали посмотреть фильм «Мулла». Обязательно посмотрю. Хорошо, что татарстанское кино существует. Оно неровное. Какое-то время назад, когда я увидел фильм «Куктау», у меня появилось ощущение, что оно на подъеме. Какая ситуация сейчас, не могу сказать. Надо внимательно смотреть фильмы. 

- Современное кино уходит из кинотеатров на телевидение, в интернет, кинорежиссеры снимают сериалы. Есть опасность, что зрители просто перестанут ходить в кинотеатры? 
- Вопрос в том, что понимать под словом «кино». Если кино - это история, рассказанная аудиовизуальными средствами, то тогда телевидение - тоже кино. Если кино - это фильмы, которые показывают в кинотеатрах, то это другой вопрос. Фестивальное кино, арт-хаус - другая история. Сегодня технологии позволяют создавать виртуальную реальность, и человек, надев специальный шлем, сам может стать участником фильма. Это тоже творчество. Так что процесс идет. Кое-кто предсказывает, что будут исчезать кинотеатры. Но ведь тогда у влюбленных не будет возможности целоваться в темноте. Мне же кажется, что именно поэтому кинотеатры и не исчезнут.

- Кирилл Эмильевич, может быть, наивный вопрос... Для чего нужны культурологи, кинокритики? 
- Культурологи не только не нужны. Культурологи вредны. Не зря же пять лет назад был ликвидирован Российский институт культурологии. Знаете, когда министра культуры спросили, почему из экспертных советов убрали культурологов, он ответил: «Мы ни с одним культурологом не смогли найти общий язык». И это естественно, потому что с тем, что сейчас происходит, тому, кто всерьез занимается культурой, согласиться очень сложно. 

С профессиональной кинокритикой тоже проблемы. В газетах и журналах кинокритики нет. Если мне нужны материалы для анализа или обзора фильмов фестивалей, которые я провожу, ищу их в интернете. Многие выпускники киноведческого факультета ВГИКа работают не только журналистами, но и литературными редакторами. Некоторые из них приходят на съемочные площадки или телевидение, становятся сценаристами, режиссерами, продюсерами. 

Есть фильмы интересные своей неинтересностью

- Часто ли вы слышали «Пишите что хотите! Меня не волнует мнение критиков» от кинематографистов? 
- Кого волнует, кого нет. У меня случилась история с любимым мною режиссером Саввой Яковлевичем Кулишом. Мы были с ним в дружеских отношениях. В конце 80-х он снял фильм «Трагедия в стиле рок». Я в своей статье написал, что в фильме нет ни трагедии, ни стиля, ни рока. Он перестал со мной здороваться и разговаривать. И мы с ним так и не помирились. 

- А стоит статья того, чтобы вот так испортить добрые отношения с человеком?
- Обиды есть всегда. Обиды бывают разные. Например, глубоко уважаемый мною режиссер Андрей Звягинцев не скрыл своего раздражения, когда приз Гильдии киноведов и кинокритиков «Белый слон» его фильм «Нелюбовь» разделил с картиной «Аритмия». «Белый слон» - приз безденежный, но престижный. 
Я веду мастерскую кинокритики и всегда говорю ребятам: «Старайтесь высказывать свою точку зрения аргументированно, но корректно, аккуратно». 

Сам я, когда какая-то картина мне не понравилась, деликатно пишу: «проделана большая работа». И только потом разбираю фильм. Но я понимаю, что с точки зрения кинокритика, киноведа этот фильм ничем не интересен, а с точки зрения культуролога нередко интересен своей неинтересностью как явление культуры. 

- Как вы относитесь к развлекательному кино?
- Еще в 1984 году я написал статью в защиту развлекательного кино «О развлечении и развлекаловке». Статья имела громкий резонанс. Все кричали, что именно я повернул советское кино в сторону развлекательности. Тогда про Гайдая говорили, что это позор, нельзя снимать такие фильмы. Но фильмы Гайдая мы смотрим и будем пересматривать постоянно. А кто сегодня помнит имена «серьезных» режиссеров, которые снимали «правильные» картины? 

Когда пришла пора массовой культуры, попсы (этот журналистский термин не может считаться научным), я стал писать об интеллектуальном, авангардистском кинематографе - то, чего нам не хватало. 
Вообще, кино - это и есть сфера развлечений. Оно для того и существует, чтобы развлекать. А развлекая, можно образовывать, доставлять удовольствие. 

Короткометражки против блокбастеров

- На фестивалях показывают немало интересных короткометражных, документальных, анимационных фильмов, которые достойны большой зрительской аудитории. Но система проката с такими фильмами не работает... 
- Да, сложностей с прокатом много. Собрать короткометражки, анимационные фильмы в альманахи не проблема. Проблема - заработать на этом деньги. 

Крупные кинотеатры показывают в основном блокбастеры. Но существует система параллельного кинопроката. Форм такой работы много: фестивальный прокат по клубам, дворцам и домам культуры, составление тематических программ, творческие встречи с кинопоказами. Все это есть, но такие показы пока находятся не в правовом пространстве. Это просто надо легализовать.

Но вообще сейчас богатый выбор фильмов на любой вкус. Можно выбрать то, что тебе нравится, то, что приносит удовольствие, не оглядываясь на мнение окружающих. 

- А что интересно вам как зрителю?
- Я получаю удовольствие от фильмов абсолютно разных жанров, стилей. Люблю изощренные интеллектуальные работы Жана-Мари Штрауба, которые ни один нормальный человек больше 10 минут высидеть не может, люблю мастерски сделанные блокбастеры, приключенческие фильмы, детективы.

- Критики раскладывают фильмы по полочкам, знают все законы, по которым снимаются кассовые фильмы и провальные картины. У вас возникала мысль самому снимать кино?
- Возникала. В 15 лет. В том возрасте я мечтал стать великим кинорежиссером. Но подумал, что не смогу снять фильм лучше «Броненосца «Потемкин». Поэтому решил, что лучше буду писать о кино. Позже у меня было две или три попытки создать что-то художественное. Но они не принесли мне удовлетворения. Видимо, склад ума у меня более теоретический, чем творческий. А свои мысли, которые хочется высказать, я могу высказать в статьях, книгах. Сейчас работаю над мемуарами.