У многих из них в руках были почтовые конверты с письмами, представлявшими вырванный тетрадный лист в линейку. Содержание писем тоже было одинаковым:

"Милостивый государь! Если вы не позднее, как сего дня до обеда, не соизволите положить в вазу около фотографии Мухиной в Державинском саду 250 руб., вам грозит неминуемая смерть.

Мы не шутим.

"Черные валеты".

Правда, в письмах суммы все же варьировались: злоумышленник-шантажист где-то просил 50 рублей и 100, а где-то 500 и 1000.

- А где я им наберу тыщу-то? - возмущался господин в котелке, потрясая письмом. - Они что думают, что я миллионщик?!

Пристав принял всех, причем двоим пришлось налить из графина воды, а почтенную даму, похожую телосложением на циркового атлета Журто, даже приводить в себя нашатырным спиртом в таких количествах, что после этого в кабинете пристава целый день потом пахло будто кошачьей мочой и общественным нужником.

Собственно, в деле этом все было ясно, и пристав, велев переодеться в статское, отправил городового следить за упомянутой в письмах вазой.

Около 9 часов вечера городовой увидел, что к вазе подходит, опасливо озираясь, молодой человек и опускает в вазу руку. Увидев, что в другой руке молодого человека револьвер, полицейский не решился подойти к нему и, как велел пристав, выстрелил в воздух.

Тотчас невесть откуда появился еще один городовой, и оторопевший молодой человек был задержан.

Злоумышленником-шантажистом оказался подросток, ученик 6-го класса реального училища Алексей Угрюмов. При обыске у него был найден револьвер-"бульдог", заряженный пятью пулями, и несколько черновиков писем, начинающихся словами: "Милостивый государь!"

На вопрос пристава, он ли посылал письма с угрозами по почте, Угрюмов ответил, что да, он.

- А кто-нибудь принуждал вас к этому? - спросил пристав.

- Нет, никто не принуждал, - ответил Угрюмов и добавил: - Я не виноват.

- А кто виноват, Александр Пушкин? - задал скорее риторический вопрос пристав, используя вот уже несколько десятков лет популярную в среде учителей и полицейских фразу.

- Нет, - серьезно ответил реалист. - Виноват Максим Горький...

Впоследствии на судебном расследовании выяснилось, что действительно Угрюмов пошел на преступление под впечатлением прочитанных сочинений пролетарского писателя Максима Горького.

Суд учел это, но все же присудил реалисту три месяца тюрьмы. За ношение оружия.

Леонид ДЕВЯТЫХ.