Уважаемые читатели

При редакции газеты «Казанские ведомости» был создан читательский клуб. Его название пока в процессе обсуждения. Так что у вас есть время придумать и предложить свой вариант.

Цель клуба - привлечь внимание общества к чтению книг. Как известно, читающие люди являются мыслящими. Призываем вас принять активное участие в работе нашего читательского клуба. Участие в нем заочное. Вступительный взнос - ваш рассказ о том:
- какую книгу сейчас читаете,
- почему именно эту,
- ответы на какие вопросы ищете,
- что получили от чтения этой книги.

Книги, о которых расскажете, могут быть и те, что вы читали в детстве, юности, а также недавно вышедшие в свет. Рассказы должны быть небольшими. Лучшие из них будут опубликованы на страницах газеты «Казанские ведомости».

Ждем ваши письма по адресу: 420066, г. Казань, а/я 231, или redkv@kazved.ru (по этому же адресу присылайте варианты названия клуба или оставляйте в комментариях к этой подборке).

Венера ЯКУПОВА, главный редактор газеты «Казанские ведомости»

Как бравый солдат Швейк научил меня смотреть на жизнь с иронией

Мое знакомство с творчеством Ярослава Гашека началось задолго до того, как я научился читать. В нашей квартире всегда легко было понять, что кто-то перечитывает «Похождения бравого солдата Швейка», по раскатам гомерического хохота из соседней комнаты. Неудивительно, что первая моя попытка осилить «Швейка» произошла под влиянием родителей, едва мне исполнилось 8 лет. Конечно, попытка оказалась неудачной: все-таки ребенку сложновато понять подобное произведение.

С тех пор я перечитывал «Швейка» каждые пару лет, в общей сложности не меньше 20 раз, каждый раз открывая для себя что-то новое. Думаю, любому читающему человеку совершенно бессмысленно объяснять, чем богато это потрясающее сатирическое произведение.

В то же время я испытываю двойственные чувства, читая «Швейка». К моему великому сожалению, роман, написанный более 100 лет назад и вскрывший большинство проблем современного автору общества, остается актуальным и по сей день.

Бюрократизм, полицейский беспредел, агрессивные войны, квасной патриотизм, солдафонство и дуболомство как в армии, так и в повседневной жизни. И конечно, глупость. Все, что высмеивалось Гашеком двумя ипостасями его самого - солдатом Швейком и вольноопределяющимся Мареком, к сожалению, периодически возрождается в разных странах. Хочу привести пару цитат, думаю, читателю несложно будет понять, какие пороки общества они иллюстрируют:

«Образование большей частью не считалось нужным для австрийского кадрового офицера. Идеалом военного образования было умение играть в солдатики».

« - Эх! - вздохнул солдат из казармы. - Поскорей бы уж нам наложили как следует, чтобы Австрия наконец успокоилась».

И все же книги, подобные «Похождениям бравого солдата Швейка», помогают мне смотреть на жизнь немного легче и ироничнее, как, наверное, автор прятал свою боль за шутками и сатирой. Потому закончить хочу словами из послесловия первой части романа Гашека:

«Однажды я слышал, как один ругал другого: «Ты глуп, как Швейк». Это свидетельствует о противоположном. Однако если слово «Швейк» станет новым ругательством в пышном венке бранных слов, то мне останется только удовлетвориться этим обогащением чешского языка».

Алексей БРАЙНИН, 45 лет

Роман «Над пропастью во ржи» заставил вспомнить себя подростком

Я давно хотела прочитать этот роман американского писателя Джерома Сэлинджера - еще тогда, когда сама была подростком. Но взялась за него недавно, став старше и выпорхнув из родительского гнезда. Сейчас, когда имею более четкое представление о том, как хочу прожить свою жизнь, эта книга заставила меня вернуться в то время, когда мне было 14 лет - когда совершенно не знаешь, чего хочешь, как понять себя, определить свою будущую профессию. Помню, как из-за разногласий с родителями убегала из дома: мне казалось, они ничего не понимают.

Конечно же, в силу своих лет я имела примерно такие же представления о жизни, как и Холден - главный герой романа. Я так же не терпела лицемерных людей, не любила тех, кто ради своей выгоды начинает льстить и стелиться перед каким-нибудь авторитетным человеком - будь то учитель или самый сильный мальчик в классе. Мне была бы понятна позиция Холдена, будь мне 14, но я считаю, с возрастом взгляды очень меняются. С опытом, прожив какие-то ситуации, человек может кардинально поменяться. Что и произошло со мной, пусть я стала немногим старше. Несомненно, какие-то черты характера у меня остались, но ярое неприятие лицемерия и лжи поубавилось. Я думаю, постепенно начинаешь закрывать на это глаза, сначала наблюдая за одноклассником, а потом на работе за руководителем, который в свою очередь перед своим руководителем меняется на глазах. Затем молчишь, глядя на подругу, которая поведала какую-то историю, а потом при следующей встрече, забыв, что уже рассказывала тебе ее, рассказывает снова с совершенно иными подробностями. Как воспитанные люди делают вид, что не замечают, если человек пролил за обедом соус на скатерть, так и я стала притворяться, будто не замечаю лжи людей.

Людям не нравится, когда их уличают во лжи, а самое страшное, что некоторые даже не замечают, как обманывают, и верят в это сами! Почему человеку свойственно обманывать? Может быть, потому что это защитная реакция? Ведь Холден тоже соврал матери одноклассника про то, что его исключили из школы. А может быть, ложь помогает сберечь близких от горькой и не всегда приятной правды? Холден не стал рассказывать родителям про исключение, потому что не хотел их расстраивать... Еще я думаю, порой люди врут, чтобы казаться лучше... Но неужели, приписывая себе положительные качества и рисуя перед обществом свою мнимую жизнь, такие люди действительно становятся счастливыми? Неужели не начинают ощущать себя несостоявшимися, ведь они так слабы или ленивы для того, чтобы изменить себя в лучшую сторону и быть теми, кем хотят быть? По мне, во взрослой жизни появляется так много лжи лишь для того, чтобы не замечать жестокости жизни.

Нам врут в рекламе о товаре, на работе - о том, что атмосфера в коллективе замечательная и каждый сотрудник важен. На самом деле товар не стоит таких денег и не так хорош, а на работе, если ты попросишь пойти навстречу начальство хотя бы раз, тебя выставят и найдут замену. По моему еще небольшому опыту, бежать от лжи и лицемерия нет смысла - они везде. Не принимать, игнорировать - вот что со временем получается и кажется самым верным. А также нужно уметь различать разную ложь, ведь она еще бывает во благо.

Регина ВАЛИЕВА, 20 лет

Оскар Уайльд: краски его сказок

Оскар Уайльд считал, что он никогда не станет писать сказки, так как это не его жанр. Легкие, остроумные пьесы - вот что было его стихией. Еще в проекте был «Портрет Дориана Грея». И про пьесы Уайльд говорил, что они лучше всего помогают ему скрыться от действительности, которую он декларировал как противодействие искусству.

Он также говорил, что писать пьесы он может по штуке в день, но в итоге ограничился лишь пятью (драмы не в счет).

К сказкам Оскар Уайльд пришел тогда, когда занимался чисто теоретической деятельностью, разъезжая по Европе с лекциями о эстетизме - это направление в искусстве, которое он сам придумал и считал единственно верным.

Увы, на лекции приходили лишь искусствоведы, а простая публика относилась к выступлениям писателя прохладно. После чего Уайльд гневно отметил: «Раньше писатели писали, а сейчас все пишут и никто не читает».

Сказки дались писателю одним махом, и первыми их слушателями были дети писателя. Уайльд отличался от своих коллег по цеху тем, что слушать его было приятно: голос его обладал чарующими интонациями. И дети были от этих сказок в восторге, не зная, кто их автор.

Сказки Уайльда полны описаний, но скучнее от этого отнюдь не становятся. Более того, дети писателя приобщались к сотворчеству, добавляя к сказкам много новых деталей, и не все из них Уайльд убрал при корректировке.

Так, сказка «Жадный великан» вообще чуть подправлена автором. А сказка «Счастливый принц» и вовсе стала самой популярной сказкой в Англии, и ее даже включили в список обязательной литературы, как затем и весь сборник.

«Соловей и роза», «Преданный друг» - в этих сказках явно прослеживается влияние Перро и Андерсена, но уже явственно ощущается железное дыхание ХХ века. Романтика тут с оттенком грусти, и о счастливом конце в итоге говорить не приходится.
«Звездный мальчик» и «Замечательная ракета» - чистый образчик сказок для взрослых, нежели для детей.

Часто в сказках Уайльд, описывая жизнь бедняков, избегает ярких красок и вычурности - все становится как бы черно-белым.

И вот этим-то сказки Уайльда и привлекают внимание читателя - автор как бы дает понять: сказка сроднилась с веком, становясь жестче, лишившись своего пафоса. Жизнь грязна и ужасна, и лишь сказка дает выход надежде.

Кстати, мать Уайльда как раз и писала под псевдонимом Speranza, то есть Надежда.

Откройте книгу, почитайте - не пожалеете.

Рустэм КУЛЕЕВ, 62 года