Встретились они в Доме офицеров на новогоднем балу, куда девушка пришла со своим женихом - известным магом. Иннокентий увидел ее, нежно взял под руку и уверенно сказал: "Больше я тебя не отпущу!" Ослепленный любовью, он даже не слышал проклятия взбешенного и оскорбленного мага... В тот же день они поселились в старом доме на Булаке, где не было ничего, кроме тараканов и огромной любви. Через много лет их первая дочь Флорида сочинит про родителей эти строки: "Сибиряк увел невесту у мага и увез ее за тенистый Булак, там, в тараканьем доме, на соломе, родилась синеокая дива Флорида..."

- Думаю, проклятие мага наложило отпечаток на весь наш род, я всегда знала, что оно сопровождало нас, - вспоминает теперь 73-летняя Флорида Иннокентьевна Полуянова. - У нас была очень тяжелая жизнь. Мы прошли через НЭП, голод, войну, горе, разочарования... Семью спасла только большая любовь моих родителей, ее сила была неподвластна даже магу. Мама умерла рано, но папа остался верен ей и больше не женился. Всю жизнь он любил ее одну.

Только через много лет, после смерти отца и матери, Флорида Полуянова решила рассказать о них все что помнит.

- Пусть мои воспоминания будут памятником отцу, всему, что он сделал в жизни, - говорит она.

Иннокентий Николаевич Полуянов родился 11 декабря 1899 года. Коренной сибиряк, борец и легкоатлет. Приехал в Казань в начале НЭПа. Работать начинал у своего богатого брата - владельца одного из казанских казино.

- Мой папа всю жизнь проработал шофером. Он был водителем самого первого автобуса в Казани, - рассказывает Флорида Иннокентьевна. - Папа очень гордился тем, что был первым водителем городского общественного транспорта. Тогда он работал в "Гортрансе". А тот первый автобус походил на нынешние маршрутные "газельки".

Флорида Полуянова бережно хранит старые фотографии отца. На одной из них он в строгом пиджаке и рубашке с большим белым отложным воротником.

- Вот как одевались шоферы времен моего отца, - замечает Флорида Иннокентьевна. - Неверно думать, что водитель всегда одет во что-то грязное. Отец очень гордился своей профессией. Он никогда не пил. Для него рюмка была запрещенной - считал, что человек за рулем вообще не имеет права пить спиртное. Как говорил он, человек за баранкой и вино несовместимы.

Еще одно из самых дорогих воспоминаний Флориды Иннокентьевны - клуб шоферов Востока, членом которого был и ее отец. В этом клубе, который можно назвать и спортивным, и интеллектуальным, в 30-е годы собирались водители Казани. Располагался он в здании нынешнего тюза. В клубе общались не только шоферы, но их жены и дети.

- Моя мама Елизавета Моисеевна была великолепной пианисткой, - говорит Флорида Иннокентьевна. - Рояль у нее к тому времени отобрали, и играть было не на чем. Хоть тогда я была еще очень маленькой, в памяти отчетливо сохранилось, как мама играла на рояле, который стоял в клубе. Очень интересно там было. Все шоферы были не только увлечены своей профессией, но и активно занимались спортом. Например, мой папа постоянно ездил на соревнования в разные города и даже выходил на арену Казанского цирка тягаться в силе с приезжими знаменитыми борцами. В честь отца его известным племянником - оператором Сергеем Полуяновым, который работал с Гайдаем, снят фильм "Борец и клоун".

У Флориды Иннокентьевны тяжелые воспоминания о детстве. Один чудесный детский проблеск - остров Маркиз, где она с братишкой и родителями проводила лето, а потом - голод и разруха.

- Папу как члена партии по военному призыву включили в число тех самых 50 тысяч партийцев, которых направляли в колхозы, - говорит Флорида Иннокентьевна. - Его мобилизовали в Зеленодольский район. А в это время мама с двумя детьми бедствовала, мы голодали. Отец долго и упорно ждал и не мог ничего придумать. От отчаяния мама забрала детей и поехала к отцу. Когда она рассказала ему о том, как мы живем, он пришел в райком и сказал: "Я больше не могу здесь оставаться - у меня умирает семья". Ему ответили: "Тогда клади партбилет". Он, не думая, положил его на стол и ушел, поставив тем самым крест на партийной карьере.

Эту историю Флорида Иннокентьевна узнала от свекра через несколько лет после смерти отца. Она была его личной тайной.

Вернувшись домой, Иннокентий Полуянов устроился на 22-й завод. Быстро освоил новую специальность слесаря-фрезеровщика, делал самые сложные, мелкие детали. Как рассказывает Флорида Иннокентьевна, мастерство ее отца очень ценил Андрей Николаевич Туполев, который допускал Полуянова к выполнению самых тонких работ. Туполев, заключенный ученый, работал в "шарашке", конструируя свои знаменитые самолеты. Иннокентий Полуянов стал его личным водителем. В награду за труд Андрей Туполев наградил Полуянова золотой медалью, которой тот гордился всю жизнь.

- Профессия водителя всегда была очень сложной, - отмечает Флорида Иннокентьевна. - Во времена отца этилированный бензин шоферам приходилось подсасывать через трубку. Может быть, если бы не профессия, отец жил бы дольше. Даже выйдя на пенсию, папа был в хорошей физической форме, очень гордился своими бицепсами; был не просто водителем, а интеллигентным человеком, который очень любил людей. Хотелось бы, чтобы водители уважительно относились к пешеходам, почаще нам улыбались. И еще мне кажется, они должны объединиться в какой-то клуб - им самим станет легче, если они будут вместе.

Алсу МУБАРАКШИНА.