- Марина Петровна, какая информация сохранилась в архивах Национального музея РТ?
- Лестница была построена по проекту архитектора Федора Гаврилова в 1924 году. Место было выбрано не случайно - именно там, в небольшом сквере наверху склона, до революции собирались на свои сходки, митинги с революционным настроением студенты казанского университета. Особенно часто собирались здесь студенты, которые входили в самарско-симбирское землячество, в числе которых был и молодой Владимир Ульянов.

В день, когда стало известно о смерти народного вождя, в Казани был объявлен конкурс на лучший памятник Ленину. За очень короткое время было собрано около 200 совершенно разнообразных проектов. Среди них - бюсты, скульптуры, колоннады и прочие арт-объекты. Победил проект, который представил ректор Казанского художественного технического института Федор Гаврилов.

- Почему именно лестница?
- Основная идея проекта была такая, что на верхней площадке должен был быть установлен бюст, которому лестница служила бы монументальным постаментом. По задумке автора лестница должна была соединить два сада - верхний Клинический и нижний - сад имени товарища Ленина, так он назывался в 20 - 30-е годы прошлого века.

Эту лестницу спроектировали и построили по образу и подобию той, которая вела в Державинский садик к павильону купца Василия Заусайлова.
Лестница в Ленинском саду очень необычная: асимметричная, левый край скошенный, а правый идет ступенями. Это объясняется рельефом склона. Так как он был ползучий, сделали укрепляющий упор. Лестница длиной 4 метра 55 сантиметров. У нее 5 маршей по 14 ступеней в каждом. Всего 70 ступеней. Мало кто знает, что лестницу построили с секретом. В ее глубине была оборудована кладовая комната, где дворники могли отдохнуть, хранить свой рабочий инвентарь. До реставрации сохранились смотровые окна из этой кладовой.

Бюст Владимира Ленина поставили не сразу, а только на седьмую годовщину Октябрьской революции. Лестницу украсили барельефными надписями «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Маркс», «Ленин», эмблемой-штурвалом научной организации труда (НОТ), окруженной словами «Время», «Система», «Энергия», «НОТ», и орнаментальным рядом из звезд, серпа и молота.

- Какие у вас сохранились воспоминания об этой лестнице?
- Когда я училась в Казанском государственном университете, то бегала за мороженым на «Черное озеро» по этой лестнице, а также частенько ходила в Лобачевку - Научную библиотеку имени Лобачевского.
А еще студенты и преподаватели обязательно спускались по лестнице в Ленинский сад, чтобы почитать свежую прессу. В те времена с периодикой было сложно, газеты в киосках расхватывались как горячие пирожки, и многие не успевали покупать.

Выходом из ситуации стали газетные стенды, которые были установлены в Ленинском саду. Перед политинформацией мы обязательно спускались к стендам, туда же по этой лестнице ходил весь профессорско-преподавательский состав КГУ, чтобы почитать свежие газеты: «Правду», «Труд», «Советскую Татарию»...

Для меня лестница была неким особым местом. Атмосфера настраивала на строгий, деловой лад и четкую направленность. В учебе это очень было даже кстати. Ни в России, ни за рубежом подобные лестницы мне не доводилось видеть.
Первоначальную свою задачу строение так и не выполнило. На ней не проводили митинги, не использовали ее во время народных гуляний, она оказалась как бы на задворках.

Если немного оживить Ленинский сад, который сейчас имеет проходной трафик, то и лестница сможет обрести вторую молодость.
Несмотря на амбициозные планы авторов проекта, лестница все годы существования не пользовалась спросом у населения и была заброшенной. Правда, в 70-е годы прошлого века на ней собирались столичные коллекционеры марок и значков.

- Собирались один раз в неделю - в воскресенье с раннего утра, - вспоминает коллекционер значков Юрий Башметов. - Мне тогда было 15 - 16 лет. Именно с этого возраста и с лестницы в Ленинском саду я заразился на всю жизнь коллекционированием. Все было хорошо, пока там собирались филателисты и значкисты. Но в середине 70-х годов на лестнице и в Клиническом саду стали появляться дельцы, спекулировавшие книгами и календарями. К примеру, в газетном киоске календарик стоил 3 копейки, а спекулянты толкали его за 30 копеек.

В 1976 году в казанском университете организовали боевую комсомольскую дружину - БКД. По словам Юрия, ее члены стали настоящим бедствием для тусовщиков на лестнице.

- Командиром у бэкадэшников был Пашка Гетманский, ныне уже покойный, - продолжает рассказывать Юрий. - Каждое воскресенье в 11 утра он с дружинниками и милиционерами устраивал облаву на лестнице, и всех, кто не успевал убежать, забирали в отделение. После этого коллекционеры предпочли покинуть эту лестницу и сменили место дислокации.