Вспомним путь, пройденный каждым из нас в журналистике, вспомним наших первых учителей, наставников, коллег, эпизоды трудовых будней и наш братский союз - Союз журналистов.


Редакторы многотиражных газет, завотделами районных газет. Казань, 80-е годы

Многотиражка - кузница журналистских кадров

...Шестидесятые годы. Период грандиозного строительства, небывалого энтузиазма - время восстановления народного хозяйства после войны.


Вероника Домрачева

Мне было 15 лет, когда я впервые переступила порог редакции многотиражной газеты «На стройке» строительно-монтажного треста №14. Руководил трестом Павел Дмитриевич Тунаков, заслуженный строитель, чье имя сейчас по праву носит бывшая улица Красного Знамени, где и находился трест. В редакцию привел меня отец, который по заданию ЦК партии после Победы организовывал вечерние школы для рабочей молодежи. 

Первая моя заметка была об учителе истории ШРМ, фронтовике Михаиле Ивановиче Смирнове, потерявшем на войне обе руки. Писала о замечательных людях, их нелегких судьбах, великих стройках и строителях, благодаря труду которых выросли новые корпуса заводов, жилые массивы Соцгорода, Жилплощадки, поселки Левченко, Урицкого, Дружба...

Редакции газет «Строитель» и «Тезуче» - это был настоящий боевой штаб и кузница журналистских кадров. Рабкоры приносили свои материалы, заходили коллеги-журналисты: Боря Марихин, Нил Алкин, Константин Куранов, Вячеслав Аристов, Николай Вдовин, Юрий Ханжин, Рустем Кутуй... Допоздна в окнах редакции горел свет. Сюда всегда можно было прийти за помощью и советом.

В небольшой комнате помещались редакции двух газет - на русском и татарском языках. Редакторы Володя Павлов и Риф Аухадеев - журналисты первого выпуска, члены Союза журналистов. Риф - член правления Союза журналистов. «Два медведя в одной берлоге», - шутили они. Так их кто-то назвал в обкоме партии, да еще пророчили, что не уживутся вместе. Еще как ужились! И представить невозможно, как бы они без такого союза справились с таким грандиозным объемом работ.

Ненормированный день журналистов означал круглосуточную работу. В полной мере я испытала это, когда сама стала редактором газеты «Рабочий стройиндустрии» объединения «Промстройматериалы», состоявшего из 15 заводов, разбросанных не только по всему городу. А в штате было всего два человека: я и корреспондент Тимур Алдошин, сейчас известный и признанный поэт.

«Повариться в рабочем котле»

Вспоминаю, как по совету старших товарищей я отнесла свою первую заметку в республиканскую газету «Комсомолец Татарии». Волновалась. Но очень по-доброму встретила меня редактор Надежда Андреевна Сальтина.
- О! Молодец, быть тебе журналистом. Мы рубрику открываем «Первая заметка».

В редакции «Молодежки» я часто встречала Колю Беляева, Вахита Шарипова, Володю Зотова, Юру Денисова... Много воды утекло с тех пор. Вдруг Коля Беляев, незадолго до своего ухода, узнал меня по аватарке в интернете - семнадцатилетнюю! Пригласил в гости - «полюбоваться, какими мы стали».
- Нечем уж любоваться, - отвечаю.
А он:
- Да нет... Знаешь, мы всегда... Будем!

Пророческими оказались и слова Надежды Андреевны. После школы я сдала экзамены на отлично на журфак. Но не поступила...
Завкафедрой тогда был Лев Гдальевич Юдкевич. Я - к отцу, а он:

- Ты что, всегда с папочкой ходить будешь? Иди сама выясняй, только мной не фигурируй.
И я пошла. К самому Юдкевичу. Но он тут же поставил меня на место:
- Одних пятерок мало. Чтобы поступить на журфак, надо сначала в рабочем котле повариться, жизнь узнать, деточка...

И я пошла «вариться в рабочем котле» на авиационный завод, как говорил Константин Паустовский, «нарабатывать биографию».

В заводской многотиражке «Вперед» работали замечательные опытные журналисты: фронтовик Константин Федорович Ераполов, Арсений Петрович Осташевский, Сергей Владимирович Кошман. Мои наставники торжественно вручили мне направление и рекомендацию в КГУ на журфак, пошутив, что я уже достаточно «сварилась».

Родная кафедра, родные люди

Вступительное сочинение я писала на тему «Человек сам себя воспитать должен» - о моих сверстниках, которых знала лично: честном, порядочном и смелом Артеме Айдинове и его убийце. Такое эмоциональное сочинение высоко оценила Тамара Сергеевна Карлова, мой будущий замечательный педагог.

Заведующим кафедрой был уже Флорид Ахметович Агзамов. И каким-то родным человеком стал он нам с первого дня. Мы бежали к нему по любому вопросу, а он... советовался с нами, как лучше построить лекции, все ли нам понятно. 

Неунывающий наш куратор Константин Николаевич Куранов, все понимающий Юрий Иванович Фролов, интеллигентнейший Андрей Александрович Роот, всеобщая любимица Мира Сергеевна Савельева, добрейшая Розалия Мардановна Нуруллина, наша альма-матер Людмила Михайловна Пивоварова, строгий Марсель Насырович Шамилов, спец по фотоделу Джавид Галимович Акчурин... Каждый из них добросовестно старался вложить в нас максимум своих знаний, опыта.
Не могу не вспомнить один забавный случай.

Фотодело. Джавид Галимович принимает экзамен. Надо рассказать весь процесс работы с увеличителем.
Выходит опытный фотокор - не сдал! Что же будет с нами? Захожу. 
- Начинайте, - строго говорит Акчурин.
Смотрю - передо мной пыльный, захватанный увеличитель.
- А можно я его протру?.. - говорю испуганно.
- Молодец! Отлично! В фотоделе чистота прежде всего.

Главред уходит в отпуск

В это время мы уже работали и учились, перейдя на заочное отделение.
...В многотиражную газету «За регулярный рейс» мы с Леной Чернобровкиной устроились в один день. Редактором был Николай Петрович Вдовин, опытный специалист, член Союза журналистов. На следующий день, чего мы никак не ожидали, Вдовин ушел в отпуск! Только потом узнали, что это был его метод проверки и учебы молодых журналистов.

Что делать? Надо успеть вовремя выпустить газету, съездить на объекты, написать, сверстать в типографии... А мне еще на аварию в Кировский район (я тогда была внештатным корреспондентом в «Советской Татарии» в отделе по транспорту у В.Куликова). Ну хоть разорвись! Но ничего, справились! За месяц научились всему. И самостоятельности тоже.

...Корреспондента газеты «Тезуче» Махтума Мустафина командируют на военные сборы в Орджоникидзе. Не буду вдаваться в подробности, но как мы переживали за него! Тогда это были еще первые конфликты перед известными событиями октября 1981 года. Махтум всегда все принимал близко к сердцу, и надо было видеть его глаза, полные слез, когда он вернулся в редакцию.

Добрые проводы, радостные встречи, горечь разлук, несправедливость, зависть, клевета и подлые подвохи - все это тоже было в нашей журналистской жизни. Но это определяло наш круг, теснее сплачивало ряды. Мне кажется, что нет сейчас такого единства среди молодых журналистов. Возможно, я не права...

За Высоцкого - на ковер в райком партии 

1980 год. Умер Владимир Высоцкий. Газеты молчат. Володя Павлов в «Строителе» дает некролог и стихи талантливого поэта. И я в нашу газету «Рабочий стройиндустрии» беру его готовую полосу.
После печати наша газета быстро разлетелась по всем 15 предприятиям и строительным объектам. И это было круто по тем временам - стихи Высоцкого доставали, читали, переписывали...

А газета «Строитель» вышла с задержкой. На первой полосе кто-то перевернул портрет Ленина! А на второй полосе стихи гонимого поэта... Это было уже настоящим ЧП. Павлова вызвали на ковер в Московский райком партии. Утром он позвонил мне в редакцию и рассказал, что после такого нагоняя у него даже закружилась голова и он упал на улице... Но тогда все это он превратил в шутку, предупредив: «Держись! И тебя вызовут». 

И меня вызвали в Ленинский райком партии.

- Вероника Алексеевна, как же так... И себя, и нас подведете!
Вот и вся проработка. Разные люди. В Ленинском райкоме тогда уже работал молодой состав идеологов: В.Е.Щипачев, А.Н.Левагин, Г.М.Шагивалеева…