Случилась однажды в моем доме беда: сломался водопроводный кран. Пришлось вызывать сантехника. Пришел мужчина средних лет - полупьяный и хамоватый. Квартира мгновенно пропиталась запахом перегара.

- Ну что, хозяйка, сейчас починим. Чем расплачиваться будешь?
- Деньгами. Но вы сначала работу свою сделайте.

«Профессионал» скинул прямо на пол бесформенную куртку с огромными грязными пятнами и ввалился в кухню. Чертыхаясь и бурча себе под нос, труженик гремел инструментами и какими-то запасными деталями.
Трубы свистели и подвывали.
- Готово. Оцени давай!

Вроде нигде не протекает и не капает. Мусор только и ломаные линии из песка по всему помещению.
- Спасибо вам.
- Эгей, барышня. Спасибо на хлеб не намажешь, - прорычал мой гость и начал надвигаться на меня словно гигантская туча.
- Я заплачу, конечно. Сколько должна? - колени предательски задрожали.
- С десяток поцелуев. А дальше посмотрим, - ухмылявшаяся небритая физиономия была совсем близко. 

Я зажмурилась...

И вдруг из коридора послышалось воинственное «Миааау!» - в кухню влетел Эммануил Еленович. Шерсть дыбом, пасть открыта, клыки обнажены. Белый комок вцепился когтями в спину моего обидчика. Теперь вопили оба: один от неожиданности и боли, другой от предвкушения победы.
- Животное убери! Бешеная кошка у тебя!
- Это мальчик! - пытаюсь перекричать я.
- К черту вас всех! - завопил сантехник. 

Нилка отделился от поверженного соперника и угрожающе зашипел. Испуганный мужчина схватил свои вещи и, хлопнув дверью, скрылся в подъезде.

Уже через три минуты мой кот снова стал ласковым и меланхоличным, будто ничего и не произошло. Он доверчиво протянул ко мне переднюю лапу, прося ласки.
- Пушистый защитник! - еле слышно сказала я. И погладила лохматую голову.

С того самого дня я видела в Нилке не просто зверя, но и верного и бесстрашного друга.

А когда мы приобрели дачу, я советовала нетрезвым и искавшим приключений соседям обходить наш участок стороной. Потому что при виде подозрительной личности Эммануил Еленович преображался и становился похожим на маленького грозного льва. И я совершенно искренне переживала за его потенциальных жертв.